Чем было выгодно положение крепости на заячьем острове
Перейти к содержимому

Чем было выгодно положение крепости на заячьем острове

  • автор:

Заячий остров Что общего было у крепости на заячьем острове с прежними крепостями края чем она от них отличалась?

Заячий остров

Заячий остров располагается в самом широком месте Невы, что было выгодно с военной и стратегической точки зрения. В 1703 году здесь была заложена Петропавловская крепость, сердце Петербурга. Именно с этого момента ведет отсчет город Санкт-Петербург.
Длина острова составляет 750 м, ширина около 400 м. За время своего существования он назывался по-разному: финны называли его Енниссаари («енис» — заяц, «саари» — остров), шведы – Люстгольм (Веселый остров), Люст-эйланд (Веселая земля) и Тойфельсгольм (Чертов остров). После постройки крепости остров назывался Крепостным.

Официальное название остров получил лишь в XIX веке.
В наше время на одной из опор Иоанновского моста, ведущего в Петропавловскую крепость, установлена фигурка «Зайчик, спасшийся от наводнения» высотой 58 см.

Софья ГудковаУченик (170) 4 года назад

здесь нету ответа на вопрос

Остальные ответы

там жили зайцы-убивайцы. они убивали за марковку. )))

Иван СибикинУченик (117) 1 год назад

Хааххаха хоршо

Margaret RaiffeisenУченик (100) 1 год назад

ок так и напишу

На Неве, многие строились на воде. Сейчас уже не важно обсуждать важность выступов и бастионов. Всё это уже устарело, и не пригодится.
Лучше заняться чем-нибудь более полезным.

Margaret RaiffeisenУченик (100) 1 год назад

Если что многие учатся в школе и подобные темы могут являться темами домашнего задания

Похожие вопросы

СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕПОСТЕЙ ПРИ ПЕТРЕ I Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Жаворонков Андрей Дмитриевич

На период правления Петра I приходится один из «пиков» фортификационного строительства в России. Русская военная школа оборонительных сооружений уступала до Петра I европейкой. Данная работа обобщает исследования по проблеме развития крепостей при Петре I , пытаясь раскрыть особенности развития фортификационной русской школы в данный период и отразить роль фортеций, воздвигнутых в эпоху первого русского императора.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Жаворонков Андрей Дмитриевич

«Plan de St. Petersbourg et son grand Ouvrag. . . couronne design. . . majeste G. . . » (большой план крепости Санкт-Петербург с Кронверком. . . )

Крепость Кронштадт и её значение для Балтийского флота
Предпосылки к основанию русского инженерного корпуса
Утверждение России в Ингерманландии в царствование Петра Великого
СОХРАНЕНИЕ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ НА ПРИМЕРЕ ФОРТОВ КРОНШТАДТА
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CONSTRUCTION OF FORTRESSES UNDER PETER I

During the reign of Peter I, one of the «peaks» of fortification construction in Russia occurred. The Russian military school of defensive structures was inferior to the European one before Peter the Great. Russian Russian Fortification School This work summarizes the research on the problem of the development of fortresses under Peter I, trying to reveal the features of the development of the Russian fortification school in this period and reflect the role of fortifications erected in the era of the first Russian emperor.

Текст научной работы на тему «СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕПОСТЕЙ ПРИ ПЕТРЕ I»

Строительство крепостей при Петре I Construction of fortresses under Peter I

Жаворонков Андрей Дмитриевич

Студент 3 курса Факультет Исторический Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Россия, Москва, 1, Западный административный округ, район Раменки, микрорайон Ленинские Горы

Zhavoronkov Andrey Dmitrievich

Student 3 term Faculty of Historical Lomonosov Moscow State University Russia, Moscow,1, Western Administrative District, Ramenki district, Leninskie Gory microdistrict

Научный руководитель Веселова София Сергеевна

Кандидат искусствоведения Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Россия, Москва, 1, Западный административный округ, район Раменки, микрорайон Ленинские Горы

Scientific adviser Veselova Sofia Sergeevna

Candidate of Art History Lomonosov Moscow State University Russia, Moscow,1, Western Administrative District, Ramenki district, Leninskie Gory microdistrict

На период правления Петра I приходится один из «пиков» фортификационного строительства в России. Русская военная школа оборонительных сооружений уступала до Петра I европейкой. Данная работа обобщает исследования по проблеме развития крепостей при Петре I, пытаясь раскрыть особенности развития фортификационной русской школы в данный период и отразить роль фортеций, воздвигнутых в эпоху первого русского императора.

During the reign of Peter I, one of the «peaks» of fortification construction in Russia occurred. The Russian military school of defensive structures was inferior to the European one before Peter the Great. Russian Russian Fortification School This work summarizes the research on the problem of the development of fortresses under Peter I, trying to reveal the features of the development of the Russian fortification school in this period and reflect the role of fortifications erected in the era of the first Russian emperor.

Ключевые слова: Русские крепости, Петр I, фортификация, Северная война, крепости России.

Key words: Russian fortresses, Peter I, fortification, Northern War, Russian fortresses.

Защита границ оставалась и остается первостепенной задачей любого государства. Системы обороны менялись вместе с процессом эволюции оружия и тактик ведения боя и осад — от феодальных замков XII в. до масштабных линий укрепрайонов XX в. Постепенно те или иные фортификационные сооружения утрачивали свою актуальность в связи с неостановимым маршем технического, и военного прогресса. Старые оборонительные сооружения становились ненужными, они приходили в негодность, ветшали, забывались. В наше время многие фортификационные сооружения прошлого либо окончательно сносят, либо правительства многих стран, в том числе и России, реконструирую их, чтобы сохранить эти исторические памятники, и сделать из них музеи или достопримечательности того или иного района.

Один из пиков оборонительно-фортификационного строительства в России приходиться на период правления Петра I. Идеи и решения, которые были предприняты в создании русских крепостей и фортов при данном правителе кардинально отличались от фортификационных концепций русской военной школы прошлых эпох. Именно при Петре I в оборонительную архитектуру были привнесены европейские технологии и «правила» возведения оборонительных сооружений, которые сыграли значимую роль на протяжении всего XVIII и начала XIX века.

Главной задачей данной работы будет выявление особенностей петровских крепостей, а также рассмотрение их влияния на ход русской инженерно-фортификационной и военной истории России, как на переход от башенной к бастионной системе обороны.

Мы будем рассматривать истории крепостей, которые закладывались и реконструировались при Петре I с Азовских походов до конца его правления в 1725 году. В качестве основных крепостей, которые будут использованы, как примеры изменения и проявления русской архитектурной мысли данного периода, старые крепости, которые были перестроены по указу Петра I: Новгород, Псков, Ладога; первая бастионная крепость на юге — Таганрог и система оборонительных сооружений вокруг новой столицы Российской империи: Петропавловская крепость, Адмиралтейская крепость, Кроншлот и укрепления на о. Котлин. Отдельно, но не заостряя особого внимания, будут упомянуты шведские крепости, которые были взяты русскими войсками в Северную войну и Новодвинская крепость Архангельска. При анализе истории каждой крепости мы будем стараться следовать данным вопросам:

Что представляла из себя крепость до преобразований Петра I? Как изменилась крепость при Петре I? Что представляла из себя новая крепость к концу правления Петра I? Какую роль играла крепость?

При рассмотрении данной проблемы были изучены такие важные источники как: журналы, письма и указы Петра I, журнал или поденная записка Петра I. Эти документы предоставляют нам указы, которые были предприняты первым русским императором в отношении формирования обороны страны, письма, которые он посылал губернаторам и комендантам и ответы на них, где сообщалось о ходе проведения работ и состоянии крепостей.

На тему развития русских крепостей в правление Петра I писали работы и историки, и архитекторы, и искусствоведы различных научных школ, однако их работы не предоставляют единый «полный» анализ эволюции фортификационного строительства при Петре I. Как правило, исследователи ограничиваются лишь самыми значимыми крепостями, либо описанием конкретной крепости, либо общими фактами об изменении концепций строительства оборонных сооружений. Полной работы, которая бы содержала в себе обобщенную информацию о развитии крепостного строительства при Петре I нам найти не удалось, что делает данное исследование своего рода обобщением трудов исследователей, которые работали на данную тему.

Так Н.Р. Славнитский историк, специалист в области фортификационного дела в правление Петра I в своих исследованиях подробно изучает развитие крепостей при Петре Великом, а также рассматривает влияние иностранных инженеров на строительство новых бастионных русских крепостей. Однако основная тема его работ осады крепостей и борьба за их контроль в период Северной войны, вследствие чего развитие фортификационного строительства рассматривается именно в контексте войны со Швецией, не затрагивая периода начала царствования Петра I.

В.Н. Бенда в своей работе «Инженерные проблемы в военной и гражданской сфере безопасности Российского государства в начале XVIII в.» исследует проблемы, которые возникли в инженерно-фортификационной сфере в России на первых этапах Северной войны, а также исследует как данные проблемы решались русским правительством.

Ряд работ исследователей затрагивают развитие определенных крепостей. А.О. Попов в ряде работ рассматривает историю развития бастионов Петропавловской крепости, анализируя также ее особенности как фортификационного сооружения. А.Н. Забусов в работе «Крепость Кронштадт и ее значение для балтийского флота» изучает историю строительства Кронштадта и его роль для балтийского российского флота с XVIII в. по наши дни.

Кроме этого при написании данного исследования были привлечены и другие, менее масштабные и значимые работы российских историков и архитектором, которые изучали особенности петровских крепостей (на примере конкретной крепости или периода), например, таких ученых как: Л.Д. Попова, М.В. Новиков, А.Л. Слепченко, Ю.С. Ушакова и С.В. Семенцов.

Башенная и бастионная система обороны

Прежде чем приступить непосредственно к нашему исследованию необходимо вкратце обозначить, что такое бастион и чем он отличается от укреплений башенного типа, какая ему отводится роль и какие изменения произошли в военном осадном искусстве в XVIII в.

XVI-XVIII вв. — период стремительного развития артиллерии. Увеличение огневой мощи и расширение вариантов артиллерийских орудий приводит к тому, что крепости башенного типа становятся неэффективными. Несмотря на всю толщину их стен и башен они не способны выдерживать мощный артиллерийский огонь. Более того, башенная оборона не способна вести ответный огонь в любом направлении по батареям противника, а также не способна в полной мере противостоять траншейным работам противника.

В связи с этим в Европе развивается бастионная инженерная система. Эталонной инженерно-осадной школой стала система французского инженера-маршала Вобана, который в своих фортификационно-инженерных теориях собрал лучшие элементы итальянской и немецкой фортификационной школы. При проведении осады, по системе Вобана, крепость должна была подвергаться артиллерийскому огню со всех сторон с концентрацией огня в ее слабых участках. Более того, пехота должна была рыть шанцы вокруг орудий и после создания одной линии шанцев приступать к следующей, постепенно приближаясь к стенам крепости. Шанцы было необходимо рыть зигзагообразно, для минимизации потерь от прямого огня орудий из крепости. Эта система позволяла артиллерии не только создать бреши во вражеской крепости, подавить артиллерию, вызвать пожар внутри крепости, но и позволяла пехоте подобраться практически вплотную к стенам. Это приводило к тому, что солдаты могли заложить заряды непосредственно у основания стен и при создании бреши быстрее и безопаснее достичь пролома.

Кроме этого именно Себастьен Вобан создал новую систему обороны фортов, которая могла успешно противостоять и как земляным работам пехоты, так и мощному артиллерийскому огню. В основе данной системы лежал ряд архитектурно-оборонительных элементов, которые в своей совокупности образуют форт (от лат. Fortis и фран. Fort — означает сильный, крепкий).

Ниже перечислен ряд используемых оборонительных элементов:

Кронверк — нем. Kronwerk, коронообразное укрепление, вспомогательного профиля. Служило внешним укреплением форта, усиливающим оборону углового бастиона. Состоял Кронверк из бастиона и двух полубастионов.

Куртина — нем. Kurtine, фр. Courtine, прямой крепостной вал, соединяющий бастионные укрепления.

Кавальер — нем. Kawaliera, фр. Cavalier: вспомогательное внутреннее укрепление, сторожевая башне на шпице бастиона, укрепленная артиллерийская батарея, отдельные возвышающиеся укрепленные постройки позади бастиона.

Бастион — итал. Bastionato, укрепление пятиугольной формы, предназначенное для ведения фронтального огня и фланкового обстрела. Основная оборонительная единица бастионной системы фортов.

Равелин — лат. Ravelere, вспомогательное оборонительное укрепление треугольной формы. Располагающиеся перед рвом между бастионами.

Таким образом главной задачей бастионной системы укреплений было препятствование продвижению земляных работ врага к стенам форта, осуществление фронтального и фланкового свободного огня и способность укреплений выдерживать постоянный артиллерийский обстрел.

Форт должен был контролировать стратегически важную местность, располагаться на доминирующей возвышенности и иметь обстрел ключевых позиций. Бастионные крепости были и опорными пунктами для наступлений, так как в них хранились припасы и вооружение, могли расквартировываться армии, и важными оборонительными пунктами. Оборона городов и границ состояла именно из сложных фортификационных систем, которые контролировали самые значимые и возможные пути продвижения неприятеля.

Но нужно понимать, что Европа перешла к бастионной системе укреплений еще в XVI веке. Европейские армии имели опыт осад и строительства данных крепостей, в то время как в России все еще господствовала башенная система обороны. Столкновение с сильным европейским государством — Швецией, в XVIII веке, заставило Петра I и его сподвижников разрабатывать новые планы крепостей, и системы их осады. Именно время Петра I стало эпохой обновления российской фортификационной школы.

Таганрог — первая русская крепость бастионной системы

После взятия Азова в 1696 году Петр I принимает решение не только укрепить турецкую крепость, но и на мысе Таган-Рог в устье Днепра воздвигнуть новую крепость-порт — Таганрог.

В 1698 году строительство начал австрийский инженер Ф. фон Боргсдорф. По его планам крепость и гавань должны были представлять из себя бастионную систему в виде радиально-кольцевой схемы по аналогии с планировочной структурой Пальма-Нуова. Эта была первая реализация новейшей российской фортификационной системы с помощью иностранных инженеров. Более того, Таганрог таким образом должен был стать первой российской базой военно-морского флота с мощной бастионной системой укрепления.

Однако такая система планировки города не была осуществлена. План фон Боргсдорфа претерпела ряд изменений — заменялась радиально-кольцевая структура прямоугольной разбивкой кварталов крепости с двумя площадями. По личному решению Петра I, который также сам составлял план будущей крепости, в Таганроде планировалось ввести жилую квартально-симметрическую застройку (Гипподамова планировка), восточную часть города отводили под застройку инженерно-артиллерийскими зданиями. В плане города главными становились Генералова площадь, вокруг которой располагались государев дворец, дом воеводы, ратуша, приказные палаты, дома офицеров.

Целью такого изменения была экономия градостроительного решения (ресурсов), стремление засекретить планирование самой крепости, и упростить планировку не в ущерб оборонительным функциям.

Таким образом Таганрог представлял из себя многоуровневую градостроительную систему с рациональным планированием территории для разрешения портовых и военных объектов, административных и жилых зданий. Более того, Таганрог стал первым русским городом выполненным по регулярной планировке с участием в планировании самого Петра I.

12 Сентября 1698 года общее руководство по строительству и обеспечению крепости поручается Ф.М. Апраксину, а планировка и возведение портовых сооружений и гавани итальянскому инженеру Матео Симунту.

Однако после неудачного Прутского похода из Таганрога была вывезена артиллерия, а 1 февраля 1712 г. крепость покинули войска, не взрывая стен и укреплений города. Но по донесению Апраксина, крепость взорвали занявшие Таганрог турки.

Таким образом, Таганрог был первой фортецией, план которой составлял сам Петр I на основе бастионной системы укреплений. Крепость, строившаяся изначально как военно-морская база русского флота на южном море, не выполнила полностью возложенных на нее ожиданий. Несмотря на это, нужно заметить, что именно Троицкая крепость Таганрога была «репетицией» дальнейшего инженерно-фортификационного строительства времен Петра I. Именно при строительстве этой крепости закладывались и отрабатывались правила бастионной системы укреплений, которые было необходимо внедрять в России.

Северные крепости в начале XVIII в.: Псков, Новгород, Ладога

Обратимся теперь к северным регионам России начала XVIII в. Оборона северных границ -первостепенная задача, которая возникла перед российским правительством с началом Северной войны и «Нарвским конфузом». Петр I ожидал, что после поражения русских войск под Нарвой шведская армия направятся к Новгороду. Вследствие этого началось спешное укрепление самых основных северных русских крепостей: Новгорода, Пскова, Ладоги.

Башенные крепости этих городов были еще с конца XVI в. обнесены итальянской бастионной системой, но устаревшего образца. К концу XVII в., перед началом Северной войны, все эти крепости пришли в упадок. Так писал М.П. Апраксин о псковской крепости в 1694 г. «Околнего города городовая стена и башни многие сыплются, многие башни рознеслись, рвы засохли, слухи засыпались». По донесениям воеводы Кулабакина за 1665-1667 гг., крепость Ладога также была не боеспособным объектом: «Ни на одной башне крыш уже нет, и все сверху начали обваливаться. ». И как показывают отчеты к 1692 году часть Ладожской стены полностью рухнула.

О состоянии же Псковской крепости мы можем судить из отчета, который был составлен в 1699 г.: «Город (Псков) каменный, а в нем башни и прясла стоят без кровли и без починки многие годы, и на башнях кровлей и в башнях мостов нет, от дождя и снега все сгнило без остатку и провалилось».

Таким образом к началу Северной войны северные крепости не только были устаревшими в плане своей оборонительной системы, но и нуждались в срочном ремонте и укреплении ввиду обвалов, разрушений и т.д.

Поражение под Нарвой стало катализатором процессов спешного укрепления и возведения новых оборонительных укреплений в этих городах. Активнее всего укреплялись главные города, на предполагаемом пути следования шведской армии — в Новгороде и Пскове.

Основная работа велась по созданию многочисленных деревянно-земляных бастионов вокруг кремлей. Данная система укрепления была очень эффективной. Во-первых, из-за того, что она была дешевой и не требовала труднодоступных ресурсов, во-вторых, она возводилась быстро, и в-третьих, данная система не позволяла нападавшим расширять зону боя и сближать свои позиции с основной крепостью, которую также укрепляли русские войска. Более того, это не позволяло осаждающим обустраивать свои позиции для ведения заградительного огня по крепости.

Фортификационной работой руководили французский инженер Ламота де Шампии и саксонский инженер Вильгельм Адам Кирштейнштейн. Более того, активное участие принимал и сам Петр I, как мы можем видеть из Журнала Петра I, где прописано: «1701 г. Государь был в Новгороде и Пскове и тамо те городы фортификациями укрепил, сколько время допустило, и полки гвардии того лета были при нем в Новгороде, и осенью паки возратиться в Москву».

Что интересно, земляные укрепления бастионного типа — голландское изобретение эпохи борьбы за независимость от Испании. Их не применяли в своих школах ни немцы, ни французы, ни итальянцы, что наводит на мысль, что инициатива возводить именно данные укрепления было волевым решением Петра I, который, несомненно, наблюдал и изучал данную фортификационную школу, когда он был с Великим посольством в Голландии.

Таким образом, Новгородская и Псковская крепость были укреплены и отреставрированы, но шведская армия не наступала на Россию, а «увязла» во владениях Августа Сильного. Это позволило русским войскам «обновится» и от обороны перейти к нападению с учетом прошлых ошибок. В связи с этим, роль обороны северных крепостей России упала. После взятия ряда шведских крепостей и основания Петербурга все меньше и меньше внимания начинается уделяться обороне Ладоги, Пскова и Новгорода. К концу правления Петра I псковские и новгородские укрепления стали опять разрушаться и терять свое значение.

Можно сказать, что старые русские северные крепости, в период правления Петра I, пережили этап восстановления и роста своих стратегически-оборонительных функций, и упадок в рамках развития Северной войны. Это показывает, что основная «сила» крепостного строительства была направлена не на «старые» крепости, а на создания новых, их улучшение и совершенствование, что мы и увидим, если взглянем на главные крепостные сооружения петровской эпохи

Система фортификаций Санкт-Петербурга

Следующий раздел нашего исследования будет разделен на три части в каждом из котором мы рассмотрим одну из главных оборонительных единиц-крепостей, которые вместе формировали фортификационную систему обороны новой русской столицы, «Парадиза» Петра I — Санкт-Петербурга.

Санкт-Петербургская крепость (Петропавловская)

В ходе нескольких успешных осад шведских крепостей, русские войска вышли к устью Невы, где им было необходимо укрепиться, для сохранения выхода в Балтийское море. Взятые Орешек (Шлиссенбург) и Ниеншанц защищали с запада и юга выход к Неве, они располагали прекрасными оборонительными укреплениями, но имели мало артиллерии и требовали ремонта. Тогда на военном совете 14 мая 1703 г. было принято решение воздвигнуть около Ниеншанца еще одну крепость, ближе к морю: «Понеже оной мал, далеко от моря и место не гораздо крепкое от натуры». По решению Петра I 16 мая 1703 года закладывается новый город — Санкт-Петербург, изначально представляющий из себя земляную крепость на Заячьем острове. Как уже было сказано. Укрепления из дерева и земли не требовали больших материальных ресурсов и временных затрат, что позволило в кратчайшие сроки укрепиться в регионе.

Важными источниками, раскрывающими историю возведения Санкт-Петербургской (позже Петропавловской) крепости дают записи из журнала Петра I, его переписки и, инженерные планы крепости и, что самое интересное, гравюры А.Ф. Зубова и А. Шхонебека.

У крепости не было единого архитектора: идея принадлежала Петру 1, который осуществлял личный контроль, автором сводного проекта был Ж. Г. Ламбер де Герэн, а строителем и одновременным разработчиком, и руководителем был В.А. Кирштенштейн. Позже архитекторами крепости являлись У.А. Сенявин и Д. Трезини.

Земляные укрепления были воздвигнуты быстро — уже к августу 1703 года, после чего она, до возведения каменных фортеций, постоянно ремонтировалась и укреплялась.

Смена главных архитекторов крепости была связана с тем, что Кирштенштейн скончался в 1705 г., а Ламбер, план которого лег в основу первоначальной крепости, в том же году покинул русскую службу и бежал из страны.

В 1706 Санкт-Петербургская крепость стала перестраиваться в камне. В первую очередь перестройке подверглась северная сторона, которая, в случае нападения, должна была принять на себя первый удар. Руководил строительством У.А. Сенявин. За возведением же бастионов следили: Г.И. Головкин, Ф.А. Головин, А.Д. Меньшиков, Н.И. Зотов и К.А. Нарышкин, в честь которых бастионы и получили свои названия.

Крепость строилась по системе Вобана с насыпкой и укреплением грунта острова, так как в плане крепость должна была быть симметричной, что приводило к вынужденным изменениям очертаний острова. Форт должен был иметь 6 бастионом, 6 куртин, 1 равелин, соединенный с крепостью и Городовым островом с помощью двух мостов. Эти фортификационные элементы предполагались по плану каменной крепости, созданным Кирштенштейном. Позже к этой системе добавились такие элементы как: равелины, дополнительные кавальеры, кронверк и мост, соединяющий Заячий и Березовый остров. Несмотря на попытки шведов в 1704-1705 гг. отбить территорию в устье Невы, и на то, что в 1708 г. Карл двинулся на Россию, строительство крепости не останавливалось, а наоборот, только ускорялось.

Так У.А. Сенявин писал Петру I «Всемилостивый государь. Доношу вашему величеству: по куртине от фланка Александра Даниловича до погреба стена поднета до валу каменного, на казармах свод сведут в неделю. По той же куртине до Головкина фланка стена до валу не доведена 6 футов, и надеемся государь, во всей куртине в две недели вал положить. Казармы, государь, подняты до брусья, на которых будут полы верхних казарм. У погреба, государь, каменного, один свод сведен, другой сводят, который весь вверху 13 футов толщины. Фланк Никиты Моисеевича отделают и с орильоном недели две. Казармы, государь, против фланков Головкина и Зотова выбучены выше воды. Трубецкого болварок выбутили с водою вровень и, сколько успеем, будем бутить».

В 1717 г. строительство крепости продолжается под руководством Д. Трезини. Вклад этого иностранного архитектора, который приехал в Россию из Дании, нельзя не брать во внимание. Именно по его планам были возведены многие известнейшие строения Санкт-Петербурга. Под его руководством строился ряд куртин и казематов Петропавловской крепости, Петропавловские ворота, перестраивался Государев бастион.

Затянулось строительство Нарышкинского бастиона. Его возведение закончилось только к концу правления Павла I. Связано это было с тем, что бастион находился по плану очень близко к Неве на вязкой нетвердой почве, которую приходилось укреплять грунтом. Создать достаточно крепкий фундамент удалось лишь к 1726 г., после чего и продолжилось строительство.

Общую структуру бастионной защиты можно осветить, описав структуру Зотова и Меньшикова бастиона. Зотов бастион — один из первых бастионов, которые были перестроены в камне. Его строительство было завершено к 1709 г. Только полукруглый орильен будет построен значительно позже. Он находится в северо-западной части Заячьего острова и является зеркальным отражением Меншикова бастиона, особенности которого проявляются только в некоторых, незначительных, архитектурных деталях.

В плане бастион представляет из себя мощный не равносторонний клин, шпиц которого обращен на северо-восточную часть Кронверкского пролива.

Бастионные стены возводились из бурого гранита, камня, кирпича, известнякового раствора, сырой глины и земляных насыпок. Такая «комбинация» материалов делала бастион устойчивым против артиллерийского фронтального огня и огня по навесной траектории из мортир.

На бастион можно было попасть по аппарели, в которой располагались сводчатые казематы, отводившиеся под кладовые, гарнизонные мастерские и бани для нижних чинов.

Меньшиков же бастион отличается только тем, что его фасад был украшен пояском и карнизом из известняковых камней.

Таким образом симметричные бастионы копировали в инженерн6ом плане друг друга. Они могли отличаться только наличием дозорных башен и количеством казематов в аппарели и внутри самого бастиона, но не более. Основными строительными материалами для стен служил гранит, камень, кирпич и растворы на основе глины и известняка. Сверху на стены насыпалась земля для защиты от огня мортир.

Кроме непосредственно фортификационных укреплений в крепости были построены: строение коменданта, его канцелярия в 1704 г., в 1705 г. были воздвигнуты провиантские магазины, гауптвахта, цейхгауз и дом для плац-майора. В 1704 построена аптека, которая перестраивалась в 1709 году.

Отдельное внимание стоит уделить еще двум элементам Петропавловской крепости — собору Петропавловскому собору и воротам.

Еще 29 июня 1703 г. в центре земляной крепости был заложен деревянный храм. Сохранилось его описание, которое сделал немецкий путешественник Геркенс: «Посреди крепости у самого канала стоит маленькая, но красивая русская церковь из дерева с красивой остроконечной башней в голландском стиле. На верху в башне весит несколько колоколов, приводимых в движение вручную одним человеком. ». Традиция возводить храм еще до окончания строительства основных укреплений была не нова для России, но стиль храма в традициях голландской архитектурной школы, а не в крестовой-купольном плане был нов и необычен.

Каменная крепость была заложена 8 июня 1712 г. при этом деревянная церковь не сносилась, пока каменный собор не был достроен.

Каменный собор был закончен к 1719 году под руководством мастера Германа ван Боленса, сооружением шпиля. Внутреннее и внешнее убранство храма проектировал и создавал Д. Трезини, который также решил воздвигнуть на шпиле всем известный флюгель в виде ангела. По своей архитектуре Петропавловский каменный собор также был явлением новаторским для русской соборной архитектуры.

Таким образом Петропавловский собор стал центром Петропавловской крепости, а его шпиль главной вертикальной доминантой в городе. Более того, можно проследить аналогию между апостолом Петром -хранителем ключей от Рая и ролью Петропавловской крепости, которая охраняла вход в Санкт-Петербург, являлась хранительницей ключей от Невы и нового города Петра I.

Петропавловские же ворота являются главным входом в крепость. Их место в плане крепости отметил сам Петр I, между Государевым и Меншиковым бастионом. Изначально они также были деревянными пока в 1708 г. Д. Трезини не перестроил их в камне. Нужно отметить, что ворота строились по примеру Королевских ворот нарвской крепости, которые построил Эрик Дальберг. Таким образом, Петропавловские ворота должны были подчеркнуть преобразования России, которые помогли ей прийти к победе, через урок-поражение.

В нишах ворот были поставлены скульптуры-аллегории «Благоразумия» и «Храбрости». Фигуры были выполнены, предположительно, по рисункам французского художника Н. Пино. Отдельно по бокам от них стояли фигуры Марса и Нептуна — повелителя войны и моря. Они подчеркивали мощь русской армии и флота, которые преобразились в правление Петра.

В 1720 французский литейщик Ф.П. Вассу отлил и установил над центральной аркой свинцового двуглавого орла, весом 1096 кг. Золочение и крашение выполнил русский художник А. Захаров.

Также главной частью ворот является деревянный барельеф скульптора К. Оснер. На барельефе в аллегорической форме возвеличены деяния Петра I. Он представлен в виде апостола Петра, который молитвой низвергает волхва на землю.

Петропавловские ворота стали символом мощи и величия русской армии, Петра I и России в целом, которая смогла одолеть сильнейшую европейскую шведскую армию на суще и море.

Завершая обзор роли Петропавловской крепости в истории развития фортификационного дела в России можно сказать, что она игра не просто роль оборонительного сооружения в сложной системе, которую мы рассмотрим далее. Петропавловская крепость была символом, и символом не только нового города — Санкт-Петербурга, который зародился в Санкт-Петербургской крепости на Заячьем острове, но символом мощи русской армии, флота, европеизации, которая проникала во все сферы жизни русского общества. Это и новые военные новшества, и новые культурные веяния в архитектуре и даже в духовной сфере — строительство православного храма в протестантском стиле яркое тому подтверждение.

Общую же фортификационно-практичную роль Петропавловской крепости целесообразно рассматривать только вместе еще с двумя крепостями, которые входили в единую систему фортеций. Одной из них являлась Адмиралтейская крепость.

Из Журнала Петра I, мы знаем, что Адмиралтейская крепость была заложена 5 ноября 1704 г.: «Заложили Адмиралтейский дом и были в Остерии и веселились, длина 200 сажен, ширина 100 сажен». Крепость строилась по планам И.Я. Яковлева, инженера, который до этого работал над планами Оловецкой верфи и Оловецкими заводами. Адмиралтейская крепость с Санкт-петербургской крепостью должны были контролировать артиллерийским огнем все главное пространство Невы.

Изначально крепостью представляла из себя только амбары, склады и жилые постройки, построенные при верфи. Активное строительство не могли начать из-за боевых действий, проходивших в районах Санкт-Петербурга и Невской губы. Однако полномасштабные строительные работы возобновились 17 сентября 1705 г., под руководством А.Д. Меншикова, Р.В. Брюса и И.Я. Яковлева.

На первых этапах строительства крепость была обнесена земляным валом и рвом. Были возведены пять земляных бастионов, однако на них еще не было установлено артиллерии. Орудия на бастионах Адмиралтейской крепости появились только к 1706 г. в количестве 64 пушек.

Создание каменных укреплений Адмиралтейской крепости очень интересно в плане инженерной системы создания обороны. Если Петропавловская крепость строилась изначально по системе Вобана, то план Адмиралтейской крепости является «уникально-идентичной», не придерживающийся ни одной конкретной фортификационной школе.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если изучить карту-план застройки Адмиралтейской крепости, то можно заметить, что бастионы крепости схожи с бастиона Петропавловской крепости по конструкции, но расположены нестандартным для бастионной системы образом. Более того, в отличие от Петропавловской крепости, где расширялось пространство острова для возведения бастионов, бастионы Адмиралтейской крепости «врезалась» в Неву, что также было не характерно для фортификационных школ.

Окончательно адмиралтейский комплекс с верфями, фортификационными сооружениями и главным зданием, шпиль которого, как и шпиль Петропавловского собора являются неотъемлемой частью Санкт-Петербурга в нашем представлении, был закончен к 1730-ым годам.

Какую же роль играла Адмиралтейская крепость? Во-первых, она дополняла систему фортеций, которая защищала новый город и выход в Балтийское море. Во-вторых, Адмиралтейская крепость была и верфью, которая играла важную роль для балтийского флота до укрепления портов и верфей на о. Котлин. Более того, в плане инженерном, Адмиралтейская крепость строилась по уникальной технологии, которую разрабатывали русские инженеры-архитекторы, с основой на различные фортификационные школы, не выделяя при этом в плане крепости какой-то одной определенной системы. Можно сказать, что Адмиралтейская крепость —

«фортификационный эксперимент» русских инженеров, которые попытались создать крепость без основы на какую-то определенную школу фортификации.

Теперь, необходимо осветить последний элемент системы фортеций Санкт-Петербурга — Кроншлот и будущий Кронштадт.

Кроншлот и укрепления о. Котлин

В марте-мае 1704 г. для защиты Санкт-Петербурга со стороны моря был возведён форт Кроншлот. Крепость располагалась на небольшом островке и, по сути большей частью на воде, на фундаменте их ряжей, загруженных валунами. Изначально форт представлял из себя срубную деревянную башню, которую постепенно стали укреплять каменными стенами, которые возводили на близлежащих мелях.

Летом 1704 г. на острове Котлин установили первую береговую батарею, которую укрепили земляными и деревянными укреплениями/ В 1706 г. строительство на о. Котлин продолжалось. К концу 1706 г. на острове уже располагалось пять береговых батарей, которые полностью контролировали «вход» в Неву. Батареи комплектовались артиллерией разных калибров, мортирами и даже корабельными орудиями, однако батареи еще не были перестроены в камне.

Еще в 1704-1705 гг. Кроншлот отражал натиск шведов с моря, о чем свидетельствуют записи из Журнала Петра I.: «Июнь. в 4-ый день в понедельник пришел шведский флот к Кроншлоту. Июль в 15-й день т.е. в неделю по ведомости, что сего июля 14-го числа поутру явился шведский флот 25 кораблей. И с тех кораблей начали по нашим батареям, которые построены были на острове, стрелять бомбы бросать до полудня».

В 1706 г. на о. Котлин была воздвигнута крепость св. Александра, которая должна была заменить Крошлот. Крепость строилась по бастионной системе с использованием деревянных и земляных укреплений.

Окончательно же Кроншлот был достроен к 1724 г. Но с укреплением крепостей, батарей и фортов на о. Котлин значение Кроншлота все уменьшалось и уменьшалось.

Так к 1709 г. на о. Котлин была построена торговая пристань и продолжалось укрепление батарей и крепости св. Александра.

В 1711 г. многие сооружения Кроншлота, Котлина и от части Петербурга пострадали из-за наводнения, последствия которого устраняли солдаты и крестьяне, которых для этого прислали в Санкт-Петербург из разных губерний.

К концу Северной войны укреплению батарей на о. Котлин было уделено особое внимание из-за опасности вступления Англии в войну на стороне Швеции. Так в 1720 г. военная коллегия получила распоряжение Петра I, по которому в крепости Санкт-Петербурга, Выборг, Нарву, Равель, Ригу и на батареи Котлина были присланы дополнительные припасы и снаряжение, чтобы были полностью укомплектованы артиллерийские команды.

Первоначально укреплению подверглись южные форты, поскольку они располагались со стороны, где фарватер был глубже, а следовательно, и угроза прохода вражеских кораблей была выше.

Несмотря на конец Северной войны, крепости и батарее на о. Котлин не потеряли своей значимости. Так в 1723 г. в присутствии первого российского императора, состоялась закладка новой центральной крепости, которая и получила официальное название «Кронштадт».

Тогда же стали проектироваться улицы будущего города-крепости по Гипподамовой планировке, стали рыться каналы и возводится новые укрепления и форты. Которые привлекают внимание туристов в наши дни.

4 ноября 1724 г. по пути на о. Котлин Петр I собственноручно сделал чертеж всей котлинской фортификационной системы с нанесением ее на план острова. Именно по этому плану и возводились в последующие годы бастионы и крепости.

Кронштадт должен был стать небольшим европейским военным городом. Периметральная застройка, длинные фасады вдоль улиц, симметрия и ансамблевность должны были создать из Кронштадта стандартный европейский город-крепость, который бы встречал иностранцев на подходах к русской столице также «европейского» типа — Санкт-Петербургу.

К концу правления Петра I Кронштадт стал не только одной из мощнейших крепостей на северо-западе России, он стал основной военно-морской базой балтийского флота. На о. Котлине располагались ремонтные верфи и доки, которые занимались ремонтом и строительством новых боевых кораблей. Кронштадт стал главным рейдом русского флота на Балтике. Однако у него было множество недостатков: кронштадтский рейд рано покрывается льдом и поздно вскрывается, а также в рейде слишком пресная вода, которая вредна для деревянных кораблей. Более того, быстрое течение Невы несет много ила, который постепенно делает Невскую губу и Финский залив мельче. Несмотря на это, Кронштадт и сейчас остается основной военно-морской базой России.

Таким образом, оборонительная система, состоящая из Петропавловской, Адмиралтейской крепостей, а также Кроншлота и Кронштадта формировали систему фортеций, которая надежно контролировала Невскую губу и Неву. Более того, эти укрепления служили не только как оборонительные сооружения, но и как доки, верфи, склады, мастерские и казармы. Но конечно, первостепенной их задачей являлось закрепление русского господства в регионе и защита нового города, который строился на берегах Невы. Но нужно признать тот факт, что эта система фортеций эффективно отбивала атаки шведов в Северную войну, когда крепости только строились, и на протяжение всей дальнейшей русской истории Кронштадт, Петропавловская крепость стояли на защите Петербурга и северных границ нашей страны препятствуя атакам неприятеля, тем самым доказывая свое важное стратегическое значение.

Роль «Крепостей Петра Великого»

Мы старались осветить историю развития старых крепостей, проектирование крепостей на юге и, конечно же, формирование главного фортификационного комплекса эпохи Петра I — система фортеций Санкт-Петербурга. Однако, прежде чем подвести итог о роли фортификационного строительства при Петре I важно обозначить некоторые особенности захваченных шведских и Новодвинской крепости.

Новодвинская крепость, не заслуженно на первый взгляд, не была нами рассмотрена в отдельной главе. Причина этого состоит в том, что безусловно, Новодвинская крепость — первая бастионная каменная крепость на русском севере, однако ее строительство и план, можно назвать скорее «прелюдией» и еще одним «экспериментом», который предшествовал непосредственно возведению Петропавловской крепости. Более того, Новодвинская крепость стремительно стала терять свое влияние после укрепления русских войск на берегах Невы. Таким образом, целесообразнее было сконцентрировать внимание именно на системе фортеций новой столицы.

Что же касается захваченных шведских крепостей: Нарва, Шлиссенбург, Ниеншанц, Рига, Выборг, то их судьбу можно следующими фактами. Во время Северной войны, после их взятия, эти крепости активно ремонтировались и укреплялись после осад. Их гарнизоны пополнялись артиллерией и новыми артиллерийскими расчетами.

Однако с укреплением Петропавловской крепости, Кронштадта и окончанием Северной войны их влияние также резко упало. Со стен стали активно снимать артиллерию, отправляя ее либо в армию, либо на о. Котлин. Гарнизоны сокращали, реставрации и ремонты проводили все реже и реже. Особое внимание продолжили уделять только городам-портам: Риге, Выборгу, но их роль, в сравнении и фортециями Петербурга, были все равно слишком низки. Некоторые крепости, как например Шлиссенбург, стали военными складами или тюрьмами. Отдельно стоит сказать о судьбе Ниеншанца. Крепость, которая находилась не далеко от современной

Петропавловской крепости, была разрушена и забыта. Петр I не считал ее расположение и укрепления надежными. Более того, новая крепость и город должны были быть «новыми» во всем, и шведское «наследие», и преемственность не должны были прослеживаться в развитии новой столицы. Таким образом разрушение Ниеншнца только подчеркивало победу России.

Подытоживая, можно сказать, что вся «фортификационная мощь» и ресурсы были направлены рукой Петра именно на создание укреплений Санкт-Петербурга. Это не значит, что он забывал о старых крепостях, или не заботился о крепостях, которые были завоеваны у шведов — нет, но по мере возможностей, основные силы он вкладывал именно в «свое детище» — Санкт-Петербург. И в этом ключе крепости должны были играть не только роль неприступных защитников Петровской столицы, они должны были стать и символами мощи русской армии и флота, победы, политической и культурной.

Более того, именно как символ победы над Швецией и «возвышения» России служили крепости Петербурга, так как уже к 1713 -1714 гг, когда русские войска захватили Финляндию, их оборонительная роль резко уменьшилась, но не свелась к нулю.

В подтверждение тому, что крепости фортификационной системы Санкт-Петербурга играли большую роль как крепости-символы, играет тот факт, что они стали одним из основных мест празднования побед российской армии. При Петре I сложилась интереснейшая и небывалая для того времени в России традиция пальбы со стен крепости в знаменательные даты. Так первый салют был дан 14 мая 1704 г. со стен Петропавловской и Адмиралтейской крепостей. Что интересно, эта традиция сохранилась до наших дней.

Если говорить об оборонительной роли крепостей к концу правления Петра I, то в этом вопросе историкам на помощь приходит удивительный документ — Записка Петра Великого о фортециях 6-го декабря 1724 г., которая стала основой «Аншальта крепостей». «Аншальт крепостей» — документ, прописывающий систематизацию и классификацию крепостей в стране. В его создании принимал участие непосредственно саам Петр I, который именно в своей записке прописал основные русские крепости и отдал распоряжения, которые относились к дальнейшей их судьбе. Ниже приведены выдержки из документа:

Фортеции регулярные готовые: Питербурх, Кексхольм, Нарва, Ивангород, Рига, Динамент, Псков, Святого Креста Киев на Печерах, Город Архангельской. Сии исполнить артиллерией, сколько которая крепость требует, а амуницией на две осады.

Фортеции и цитадели, которые делаются и делать надобно: Шлютельбурх, Смоленск, Выборх.

Крепить надлежит: Дербень, Бака, в Гиляни и Мизондроне.

Кронштадт — фортеция зело великая, в которой 3 две тысячи пушек надобно.

Малые цитадели: Переволочна, Переяслав, Брянск, Павловский, Царицын, Луки, Чернигов. В них довольно по одному канониру к пушке и на год амуниции.

Города с башнями нерегулярные: Тобольск, Казань, Уфа, Астрахань. По 3-4 пушки на башню довольно. Данный документ отчетливо показывает состояние и отношение царя к русским крепостям. Если старым крепостям, башенного типа, малым цитаделям и к «неготовым» уделяется малое внимание, а гарнизон там должен быть незначительным, то крепости «готовые» и, что важно, отдельно Кронштадт, наоборот, все еще являлись основными оборонительными сооружениями России.

Но какова же главная роль крепостей Петра I? Здесь можно вывести на мой взгляд три роли, которые раскрылись в правление это русского монарха и играли ту или иную роль до определенного момента.

Во-первых, это конечно же оборонительная роль. Крепость — это в первую очередь опорный пункт, который используется для защиты местности, контроля региона. Петр I очень ответственно подходил к выбору места для крепости и созданию ее плана. Это приводило к тому, что крепости этого периода можно назвать по —

настоящему неприступными, что они не раз доказывали в период Северной войны, а порой и в период более поздник конфликтов. Петровские крепости занимали выгодные для обороны с точки зрения ландшафта позиции и важные с точки зрения географического контроля территории. Их же планы и системы, по которым они возводились, позволяли рассчитывать на их мощь и эффективность.

Во-вторых, что, возможно, более значимо, это именно то, что фортификационная система России, как и другие сферы жизни русского общества, при Петре I, подверглись глубокой европеизации. Безусловно, крепости бастионной системы, частично, стали появляется в России еще до Петра I, но они были не многочисленны и к началу XVIII в. они устарели с созданием системы Вобана. В России все также доминировали крепости башенного типа, которые к тому же к началу Северной войны были не в лучшем состоянии. И тут нужно отдать опять-таки Петру I должное — пригласив на русскую службу иностранных инженеров, и на основе своих знаний, приобретенных в Великом посольстве, сначала возводятся быстрые, но эффективные земляные укрепления, строится Таганрог и Новодвинская крепости, как инженерно-фортификационные эксперименты. Бастионная система начинает все глубже проникать в архитектуру русских крепостей, начинает совершенствоваться и вырабатывать собственные особенности. Можно сказать, что внедрение европеизации в эту сферу позволило развиваться русской фортификационной школе дальше, как продолжательнице дела таких знаменитых русских архитекторов крепостей, как Федор Конь.

И в-третьих, это конечно же символическая роль. В различных элементах петровских крепостей прослеживается именно символизм победы России, победы порой непосредственно самого Петра I, над мощнейшей североевропейской страной. Это прослеживается в убранстве ворот, храмов, а также в различных традициях, которые ввел и связал с крепостями Петр Великий.

Порой даже выбор места под новую крепость, неподалеку от завоеванной шведской, был обусловлен не только выбором более выгодного места, но и самим желание показать, что «старое» побеждается, а на его место приходит «новое».

И, что важно, новые крепости были символами новой России — Российской империи. Они показывали силу новой русской армии, флота, воплощая ее в камне неприступных бастионов.

Таким образов, в завершении данной работы, можно сказать, что крепости, построенные при Петре I, были не только новыми, важными оборонительными пунктами, но и значимыми политическими и культурными символами, подчеркивающими силу русского оружия. Более того, именно петровские крепости стали новой «точкой отсчета» русской фортификационной школы. Бастионная система обновила русскую систему фортификаций, дала ей новое дыхание и стимул к развитию в будущем.

Список используемой литературы:

1. Баринова И.Н. «Райские» ворота петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Новое искусствознание. СПБ. 2020. №2.

2. Бенда В.Н. Инженерные проблемы в военной и гражданской сфере безопасности Российского государства в начале XVIII в. История повседневности СПБ. 2017. №1.

3. Журнал или Поденная записка, блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великаго с 1698 года, даже до заключения Нейштатскаго мира.: Напечатан с обретающихся в Кабинетной архиве списков, правленных собственною рукою его императорскаго величества. СПБ. При Имп. Акад. Наук. Т1. 1770-1772.

4. Журналы, письма и указы Петра I. Морские сражения русского флота: Воспоминания, дневники. Письма. Военное издательство. М. 1994.

5. Забусов А.Н. Крепость Кронштадт и ее значение для балтийского флота. Актуальные вопросы современной науки. Новосибирск. 2013. №25.

6. Записка Петра Великого о фортециях 6-го декабря 1724 года. Записки Петра Великого о фортециях // Русская старина. Т1. 1870.

7. Марков В.А. Градостроительное развитие Таганрога в 1698-1711 годах. Academia. Архитектура и Строительство. 2013. №4.

8. Новиков М.В., Саак А.Э., Портье М.В. Историческое развитие муниципального управления в Таганроге и совершенствование его организационной структуры. Известия ТРТУ. Таганрог. 1999. №1.

9. Пилявский В.И. Тиц А.А. Ушаков Ю.С. История русской архитектуры. Изд. Стройиздт. Ленинград.

10. Попов А.О. Зотов бастион Петропавловской крепости г. Санкт-Петербург. Архитектурно-строительная часть летописи. Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. Казань. 2018. №4.

11. Попов А.О., Матвеев И.Ю., Бирюлева Д.К. Меншиков бастион Петропавловской крепости г. Санкт-Петербург. Фрагменты изначального строения. Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. Казань. 2017. №4.

12. Попов А.О. Градостроительное развитие территории комплекса зданий Главного Адмиралтейства г. Санкт-Петербург в период с 1703-1730 гг. Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. Казань. 2018. №4.

13. Попова Л.Д. Символика Архангельска в градостроительной идее Санкт-Петербурга. Вестник Поморского университета. Архангельск. 2011. №4.

14. Семенцов С.В. «Plan de St.Petersbourg et son grand ouvrag. couronne design. majeste g. » (Большой план крепости Санкт-Петербург с кронверком). Вестник Санкт-Петербургского университета. СПБ. 2014. №4.

15. Славнитский Н.Р. Борьба за крепости и складывание системы обороны на Северо-Западе России в царствование Петра I. СПБ. Изд. Нестор-история. 2018.

16. Славнитский Н.Р. Французские и немецкие инженеры в крепостях Северо-Запада России в первые годы XVIII века. Ученые записки Петропавловского государственного университета. Петрозаводск. 2016. №7.

17. Слепченко А.Л. Идентификационные характеристики архитектуры Кронштадта. Международный журнал гуманитарных и естественных наук. Новосибирск. 2020. №51.

Чем было выгодно положение крепости на Заячьем острове?

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь для публикации ответа на этот вопрос.

решение вопроса

Похожие вопросы

Обучайтесь и развивайтесь всесторонне вместе с нами, делитесь знаниями и накопленным опытом, расширяйте границы знаний и ваших умений.

  • Все категории
  • экономические 43,679
  • гуманитарные 33,657
  • юридические 17,917
  • школьный раздел 612,696
  • разное 16,911

Популярное на сайте:

Как быстро выучить стихотворение наизусть? Запоминание стихов является стандартным заданием во многих школах.

Как научится читать по диагонали? Скорость чтения зависит от скорости восприятия каждого отдельного слова в тексте.

Как быстро и эффективно исправить почерк? Люди часто предполагают, что каллиграфия и почерк являются синонимами, но это не так.

Как научится говорить грамотно и правильно? Общение на хорошем, уверенном и естественном русском языке является достижимой целью.

  • Обратная связь
  • Правила сайта

Старострой-СПб: Заячий остров и Петропавловская крепость

Петропавловская крепость на Заячьем острове находится буквально посередине исторического центра культурной столицы. Пожалуй, вид на это сооружение — один из самых известных в Санкт-Петербурге. Однако цитадель обладает весьма мрачной историей.

Заячий остров

Название «Заячий» этот небольшой клочок суши, составляющий в длину меньше одного километра, получил еще в древности — так его именовали финны. Шведы же окрестили остров «Веселым». Позже это имя сменилось на «Чертовый» — во время масштабного наводнения здесь погибло все население.

При Петре I острову было возвращено финское название.

Петропавловская крепость

В 1703 году на Заячьем острове началось сооружение бастиона, призванного защищать новую столицу от вторжений с Севера. Строительство велось весьма быстрыми темпами — уже в 1704 году оно было закончено. Но, стоит отметить, что изначально укрепления возводились из дерева и земли — каменную цитадель создавали в период с 1706 по 1740 годы.

Название крепости дала построенная здесь в 1703 году церковь Петра и Павла, на месте которой воздвигли Петропавловский собор со знаменитым шпилем.

Политические заключенные

Петропавловская крепость никогда не использовалась в качестве военного объекта. Еще до завершения каменного строительства она превратилась в тюрьму — в 1718 году в бастионе по обвинению в измене родине был заключен единственный наследник императора, Алексей Петрович. Здесь же он и скончался при странных обстоятельствах. Официальная версия гласит, что после вынесения смертного приговора у него случился сердечный приступ. Согласно другим данным, царевич был тайно убит по приказу собственного отца.

В дальнейшем цитадель так и оставалась главной политической тюрьмой страны. Одной из ее легендарных заключенных стала княжна Тараканова, выдававшая себя за дочь Елизаветы Петровны и претендовавшая на престол.

Узниками крепости были и декабристы, народовольцы, петрашевцы, а также Александр Николаевич Радищев за свое произведение «Путешествие из Петербурга в Москву» и Федор Михайлович Достоевский, как «один из важнейших преступников» по «делу Петрашевского».

Но самая страшная часть истории Петропавловской крепости связана с первыми годами советской власти, когда ее включили в систему ВЧК. В 1917-1921 годы в застенках проводились массовые расстрелы. Несколько лет назад на территории цитадели, превратившейся в 1924 году в музей, были найдены захоронения многочисленных жертв того периода.

Петропавловская крепость на Заячьем острове находится буквально посередине исторического центра культурной столицы. Пожалуй, вид на это сооружение — один из самых известных в Санкт-Петербурге. Однако цитадель обладает весьма мрачной историей.

Между прочим:

Читайте в предыдущем выпуске о Новой Голландии

Дата публикации 13 мая 2014

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *