Что мы понимаем под термином конструкция
Перейти к содержимому

Что мы понимаем под термином конструкция

  • автор:

Расчет конструкций

Определение прочности и устойчивости как отдельных узлов и элементов , так и зданий или сооружений в целом

Статистические и динамические расчеты по пространственным схемам позволяют определить напряженно-деформированное состояние конструкций и запроектировать здание или сооружение с максимальной экономией материала, но не в ущерб прочности и устойчивости системы.

узел2.jpg

Цель расчета строительных конструкций — обеспечить заданные условия эксплуатации и необходимую прочность при минимальном расходе материалов и минимальной затрате труда на изготовление и монтаж.
Строительные конструкции рассчитывают на силовые и другие воздействия, определяющие их напряженное состояние и деформации, по предельным состояниям.

Под предельными состояниями подразумевают такие состояния, при которых конструкции перестают удовлетворять заданным эксплуатационным требованиям или требованиям при производстве работ.

В расчетах конструкций на действие статических и динамических нагрузок и воздействий, которым они могут подвергаться в течение строительства и заданного срока службы, учитываются следующие предельные состояния:

  • первой группы — по потере несущей способности и (или) полной непригодности к эксплуатации конструкций;
  • второй группы — по затруднению нормальной эксплуатации сооружений.

К предельным состояниям первой группы относятся: общая потеря устойчивости формы; потеря устойчивости положения; разрушение любого характера; переход конструкции в изменяемую систему; качественное изменение конфигурации; состояния, при которых возникает необходимость прекращения эксплуатации в результате текучести материала, сдвигов в соединениях, ползучести, недопустимых остаточных или полных перемещений или чрезмерного раскрытия трещин.

Первая группа по характеру предельных состояний разделяется на две подгруппы: по потере несущей способности (первые пять состояний) и по непригодности к эксплуатации (шестое состояние) вследствие развития недопустимых по величине остаточных перемещений (деформаций).

К предельным состояниям второй группы относятся состояния, затрудняющие нормальную эксплуатацию или снижающие долговечность вследствие появления недопустимых перемещений (прогибов, осадок, углов поворота, колебаний, трещин ).

Предельные состояния первой группы проверяются расчетом на максимальные (расчетные) нагрузки и воздействия, возможные при нарушении нормальной эксплуатации, предельные состояния второй группы — на эксплуатационные (нормативные) нагрузки и воздействия, отвечающие нормальной эксплуатации конструкций.

Надежность и гарантия от возникновения предельных состояний конструкции обеспечиваются надлежащим учетом возможных наиболее неблагоприятных характеристик материалов; перегрузок и наиболее невыгодного (но реально возможного) сочетания нагрузок и воздействий; условий и особенностей действительной работы конструкций и оснований; надлежащим выбором расчетных схем и предпосылок расчета, учетом в необходимых случаях пластических и реологических свойств материалов.

Нагрузки и воздействия

В процессе эксплуатации конструкции подвергаются различным нагрузкам и воздействиям.

Работа конструкции, а следовательно, и особенности ее расчета во многом зависят от природы, характера и продолжительности воздействий. Так, при взрыве следует учитывать влияние скорости нагружения на свойства материала; при воздействии низких температур — повышенную опасность хрупкого разрушения; при продолжительном воздействии — ползучесть материала.

Классификация нагрузок и воздействий. По своей природе нагрузки и воздействия подразделяют на:

  • нагрузки от собственного веса конструкций;
  • технологические нагрузки (вес оборудования, складируемых материалов, людей, давление жидкостей, газов, сыпучих материалов );
  • атмосферные нагрузки (снег, ветер, гололед);
  • температурные (технологические и климатические) воздействия;
  • монтажные нагрузки;
  • сейсмические и взрывные воздействия;
  • аварийные нагрузки, возникающие при резком нарушении технологического процесса, поломках оборудования, обрывах проводов линий электропередачи

Все эти нагрузки и воздействия вызывают в конструкциях усилия и перемещения и могут быть отнесены к прямым воздействиям. Кроме них на конструкции могут влиять биологические (гниение), химические (коррозия), радиационные и другие воздействия. Эти воздействия приводят к изменению свойств материала (снижению ударной вязкости при радиационном воздействии), меняют параметры работы элементов (уменьшение толщины элементов, повышение концентрации напряжений при коррозии) и в итоге влияют на несущую способность и долговечность конструкций. Такие воздействия называют косвенными.

Под характером воздействия будем понимать скорость и частоту приложения нагрузок. По этому признаку нагрузки подразделяют на статические, динамические и переменные многократно повторяющиеся.

При статических нагрузках скорость нагружения равна нулю или настолько мала, что вызываемые ими инерционные силы в расчете можно не учитывать и использовать методы статики сооружений.

При динамических нагрузках скорость нагружения высока и вызываемые ими инерционные силы необходимо учитывать при расчете конструкций. В этих случаях используются методы динамики сооружений. Нормы на проектирование стальных конструкций допускают учитывать влияние динамического характера нагрузок путем умножения статической нагрузки на коэффициент динамичности, устанавливаемый на основании теоретических или экспериментальных исследований.

При воздействии переменных многократно повторяющихся нагрузок в конструкциях могут возникнуть усталостные разрушения. В этом случае конструкции необходимо проверить на выносливость.

В зависимости от продолжительности действия нагрузки делят на постоянные и временные. Временные нагрузки в свою очередь подразделяют на длительные, кратковременные и особые.

Постоянными нагрузками называют такие, которые действуют на конструкцию постоянно: собственный вес строительных конструкций, давление фунта, воздействие предварительного напряжения конструкций

Длительными нагрузками называют такие, которые действуют на конструкцию продолжительное время (но могут и отсутствовать): вес технологического оборудования, вес складируемых грузов, давление жидкостей и газов в резервуарах и трубопроводах.

Кратковременными нагрузками называют нагрузки, действующие непродолжительное время: снег, ветер, подвижные краны, нагрузки, возникающие при транспортировке, монтаже, ремонтах и испытаниях конструкций, температурные климатические воздействия

Особые нагрузки — это нагрузки, которые могут появиться в исключительных случаях: сейсмические воздействия, аварийные нарушения технологического процесса, резкие просадки грунтов.

Нормативные и расчетные нагрузки. Все нагрузки в той или иной степени случайны и при математическом описании могут быть представлены в виде случайных величин (например, собственный вес конструкций) или случайных функций времени (например, ветер). Однако при расчете конструкций по предельным состояниям мы принимаем детерминированные значения нагрузок. Поэтому для обеспечения необходимого уровня надежности при расчете конструкций по первой группе предельных состояний следует принимать максимальные значения нагрузок с высокой степенью обеспеченности. При расчете по второй группе предельных состояний, в условиях нормальной эксплуатации, обеспеченность может быть ниже.

Основные положения по расчету устанавливают два значения нагрузок: нормативные и расчетные.

Нагрузки, отвечающие условиям нормальной эксплуатации, называют нормативными. Их величину устанавливают в нормах проектирования, оговаривают в техническом задании или определяют по проектным значениям геометрических параметров оборудования или конструкций.

Возможное отклонение нагрузок в неблагоприятную (большую пли меньшую) сторону от их нормативных значений как вследствие естественной изменчивости нагрузок, так и отступлений от условий нормальной эксплуатации учитывается коэффициентом надежности по нагрузке γƒ. Значение этого коэффициента зависит от характера нагрузки и степени ее изменчивости. Так, нагрузки от собственного веса металлических конструкции могут отклоняться от нормативной в достаточно узких пределах (за счет допусков на размеры сечении, точности резки ), поэтому для этой нагрузки γƒ = 1,05.Снеговая же нагрузка меняется в весьма широких пределах и для нее коэффициент надежности по нагрузке достигает 1,6.

Значения коэффициентов надежности, но нагрузке определяют на основании статистической обработки результатов наблюдений, экспериментальных исследований или устанавливают на основании опыта проектирования.

Умножая нормативные значения нагрузок на коэффициенты надежности по нагрузке, получают, i>расчетные нагрузки F = Fnγƒ; q = qsub>nγƒ,

где Fn, qn — нормативные нагрузки.

Расчетные нагрузки представляют собой наибольшие в вероятностном смысле нагрузки и воздействия за время эксплуатации сооружения и имеют высокую обеспеченность. Для большинства расчетных нагрузок обеспеченность превышает 0,99.

Следует подчеркнуть, что коэффициенты надежности по нагрузке учитывают только изменчивость нагрузки и возможность превышения ею нормативных значений. Они не учитывают динамического характера нагрузки или перспективного возрастания нагрузки со временем, например при модернизации производства и смене оборудования. Эти факторы при необходимости учитывают отдельно.

Сочетания нагрузок. Как правило, на сооружение действует не одна, а несколько нагрузок. При расчете конструкций необходимо выбрать наиболее неблагоприятное их сочетание, позволяющее получить в каждом элементе максимальное из возможных усилие. Однако вероятность одновременного воздействия на сооружение всех возможных расчетных нагрузок очень мала, и если мы запроектируем сооружение на такую комбинацию нагрузок, то оно будет иметь излишние запасы несущей способности. Поэтому в нормах на проектирование установлены две категории расчетных сочетаний нагрузок:

  • основные сочетания, состоящие из постоянных, длительных и кратковременных нагрузок;
  • особые сочетания, включающие кроме постоянных, длительных и кратковременных нагрузок одну из особых нагрузок.

Расчет удобно проводить на каждую нагрузку отдельно, а затем определять наиболее неблагоприятное сочетаний усилий. Если в основное сочетание входит одна временная нагрузка, ее принимают без снижения. При двух и более временных нагрузках основного сочетания их умножают на коэффициент сочетания ψ, учитывающий малую вероятность совместного действия расчетных значений. Для временных длительных нагрузок ψ1 = 0,95, для кратковременных ψ2 = 0,9. В особых сочетаниях ψ1 = 0,95, ψ1 = 0,8. при этом особую нагрузку принимают без снижения. Для сейсмических районов значения коэффициентов сочетаний установлены в специальных нормах.

Clip_6.jpg

Смотрите также Расчет конструкций

Определения и объяснения в современном публицистическом тексте: редакторский аспект

В статье дается характеристика таким видам логизированных текстов, как определение и объяснение, а также приемам, их заменяющим или дополняющим, например описанию. Анализ примеров из газетной и журнальной публицистики дает автору право обосновать рекомендации, адресованные создателям журналистских текстов. Автор исследования надеется, что сформулированные требования к автору и редактору помогут избежать многих ошибок на стадии создания и подготовки публицистического текста в печать.

Ключевые слова: определение, объяснение, описание, виды нарушений

Определение как структурная единица речи

Раскрывая значение вводимых в текст понятий, имен, терми­нов, журналисты используют такие виды логизированных текстов, как обобщающие, к которым относятся определения. Логическая операция, лежащая в основе текстовой конструкции определения, позволяет установить содержание понятия путем указания суще­ственных, необходимых и достаточных признаков, отличающих предмет от других, выделить его важнейшие свойства, раскрыть отношение к другим предметам и их свойствам (Накорякова, 2010: 91).

Все виды определений принято различать в зависимости от сле­дующих критериев:

— методики и техники построения

• словесные (логические), которые включают номинальные (объ­ектом является термин, часто значения его раскрывается при по­мощи значения другого, уже установившегося в языке) и реальные, фиксирующие существенные признаки предмета, позволяющие отличить его от всех других;

• остенсивные, раскрывающие имя через указания на предмет, являющийся его обозначением (их роль в журналистских материа­лах выполняют иллюстрации).

— функций в тексте

• регистрирующие, перечисляющие уже известные, установлен­ные признаки;

• уточняющие, вводящие дополнительные сведения;

• учреждающие, раскрывающие смысл нового явления или со­бытия.

— особенностей определяемого понятия и целей определения

• аналитические, вводящие в текст точное значение имени, ко­торое может быть неизвестно читателю;

• синтетические, вводящие новые понятия, разъясняющие неустановившиеся представления (могут со временем стать аналити­ческими) (там же: 92—94).

Журналистская практика использования определений и объяснений в публицистическом тексте

Работая над раскрытием значения вводимых в текст понятий, имен, терминов, авторы обращаются к толковым словарям, энци­клопедиям. При этом журналисты преследуют цель преподнести определение как простую, доступную широкому читателю кон­струкцию. Стараются ослабить наукообразность формулировок справочных изданий. Книжные слова заменяются другими, близ­кими к разговорным, убираются синтаксические обороты, прида­ющие определению канцелярский характер, тяжеловесность.

Сравним определения в публицистических текстах и дефини­ции из справочных изданий:

elibrary_17024432_80571725.png

Обращение к номинальным и к уточняющим определениям продиктовано тем же стремлением авторов и редакторов — дать определение краткое и понятное читателю. Например:

Здесь были найдены. бронзовый кувшин. бронзовый котел. и бронзовая ойнохоя — сосуд для вина.

Жених москвички Кати. нес службу в 50-м пресинкте (участке, комиссариате) нью-йоркской полиции. (Номинальные определения.)

— Высотки — это свыше 50 этажей.

— Под высотным зданием мы понимаем здание выше 75метров. (.Уточняющие определения, сравним с регистрирующим словарным определением: «высотный — очень высокий, многоэтажный») 5 .

Раскрывая значение понятий, дефиниции которых отсутствуют в справочных изданиях, журналисты также стремятся к простоте и доступности. Например:

Сейчас по нему (букварю карельского языка тверского диалекта. — P.M.) начинают учить свой родной язык дети тверских карел — ма­лочисленной народности, компактно проживающей в Спировском, Лихославльском, Рамешковском и Максатинском районах Тверской области. (Допущенные в газете ошибки в наименованиях «Спировский» и «Максатинский» исправлены. — P.M.)

Часто авторы отдают предпочтение не определениям (даже если дефиниция есть в справочном издании), а приемам, заменяющим определения и способным дать читателю ясное представление о предмете, явлении, — объяснениям. В структуру объяснения могут входить сравнения, отрицания (различения), описания, указания на причины, сочетания различных типов высказываний, как в сле­дующих примерах:

elibrary_17024432_80571725(2).png

Надо провести сокращение их (коммерческих банков. — P.M.) от­крытой валютной позиции (сколько валюты они могут купить за свой счет).

Борт. совершал посадку по так называемой фактической погоде. Этот термин обозначает наличие в аэропорту назначения сложных метеоусловий, которые, впрочем, не считаются критическими.

Ресурсный центр — это не биржа труда, а полноценный офис для безработного. Факсы, ксероксы, компьютеры. Свободный выход в Ин­тернет на любой «работный» сайт и доступ к базе данных Москов­ского департамента федеральной службы занятости. Собственный электронный почтовый ящик.

В последнем примере в структуре объяснения используются от­рицание (различение), сравнение, информационное описание.

Вот как применяется сочетание определения и приема, его за­меняющего:

На Москве-реке сейчас зимует в четыре раза больше гоголей, чем в прошлом году. Гоголь — некрупная утка с большой головой, тонкой короткой шеей и ярко-желтыми глазами. У самца ярко-белая грудь и бока, контрастирующие с черной головой и спиной, округлые белые пятна у основания клюва. У самки верх тела темно-серый, голова шоколадно-коричневая с белым ошейником.

Описание наглядное, но редакция помещает еще и рисунок, на котором отчетливо видны самец и самка со всеми присущими им особенностями, т.е., наряду с приемом, заменяющим определение (описанием), дается еще и определение (остенсивное). Остенсивные определения используются для характеристики простейших свойств предметов, доступных непосредственному восприятию. Они уступают словесным определениям в точности и полноте рас­крытия содержания понятия или имени, но имеют преимущества в наглядности, ощутимости, конкретности 8 .

Задачи автора и редактора при подготовке определений и объяснений

Работая над публицистическим текстом, включающим опреде­ления и объяснения понятий, имен и терминов, редактор должен руководствоваться следующими правилами:

• убедиться в необходимости их включения в текст и доступно­сти для читателей;

• добиться их логической, фактической и языково-стилистической правильности и точности;

• проследить за единообразием терминологии на протяжении всего текста;

• обращаться к справочным пособиям 9 .

К сожалению, не всегда эти правила соблюдаются авторами и редакторами, что приводит к ошибкам и неточностям. Например:

elibrary_17024432_80571725(3).png

Определение должно раскрывать значение понятия, термина, имени ясно, однозначно. Формулировка определения не должна допускать двусмысленности. В подзаголовке к статье под рубрикой «Застолье» читателя вроде бы предупреждают, что речь пойдет о таджине — «сказочном блюде», которое «готовится само как по волшебству». Но уже начало второго абзаца озадачивает читателя: «Таджин — глиняная посудина. Внизу — толстая керамическая сковородка. Сверху — высокая крышка с трубой. Он и горшок, и поднос, и миска. и сам себе печка, настоящее алхимическое гор­нило» (т.е. таджин — все-таки посуда?). Далее автор, вдохновенно описывая кулинарный процесс, укрепляет читателя в мысли, что таджин, вероятно, какая-то емкость для приготовления чудесного блюда («сковородку от таджина ставлю на плиту», «горячий воздух поднимается вверх по керамической трубе, охлаждается, конден­сируется и опускается вниз»). Однако через несколько абзацев вы­ясняется, что «у таджина бесконечное количество вариаций — можно делать его из курицы или рыбы, можно просто из овощей. годится и говядина». Видимо, автор, увлекшись описанием приго­товления любимого блюда, так и не заметила, что у понятия, кото­рое она неопределенно ввела в текст, тоже образовалось как мини­мум две «вариации» — собственно блюда и посуды. Путаница в понятиях продолжается регулярно до конца статьи («я купила его подержанным», «в Марокко . огромные уличные таджины стоят на углях и их отделяет от огня тонкий металлический лист» — ближе к концу; «я ем таджин в три этапа» — в заключении). Подобной неясности можно было бы избежать, если бы автор в начале статьи предупредила читателя о многозначности понятия «таджин». Но — увы! — этого не случилось.

Иногда определения и объяснения отсутствуют вообще, иногда они отделяются от трактуемых понятий, имен, терминов нескольки­ми предложениями, а то и абзацами. Все это ведет к непониманию читателем текста.

Большого внимания автора и редактора требуют остенсивные определения. Иллюстрация должна соответствовать определяемому понятию и тексту. Странное впечатление производит информаци­онная заметка, если она посвящена заявлению министра обороны России (в 2003 г. это был Сергей Иванов), а на портрете, который сопровождает текст, изображен министр иностранных дел Игорь Иванов.

Если в тексте идет речь о борзой (порода собак) и он сопрово­ждается иллюстрацией, то на ней действительно должна быть изо­бражена борзая — тонконогая, с длинным поджарым туловищем и длинной острой мордой и, конечно же, с четырьмя лапами. Но на рисунке к тексту статьи у представителя этой породы охотничьих собак видны по меньшей мере пять лап. Для иллюстрации был ис­пользован фрагмент художественного фильма. Морды и туловища двух рядом стоящих собак совпали, а лапы — нет.

К счастью, фактических ошибок в определениях и объяснениях не так много. Но их не должно быть вообще. Вводя в текст поня­тия, имена, термины и раскрывая их значение при помощи опреде­ления или приемов, его заменяющих, авторы и редакторы должны заботиться не только о простоте, доступности, наглядности, но прежде всего о фактической точности. Иначе смысла в использо­вании определений и объяснений нет.

1 Примеры определений и объяснений взяты из материалов, опубликованных в газетах «Время новостей», «Известия», «Культура», «Московский комсомолец», «Неделя», «Правда», а также в журналах «Недвижимость за рубежом» и «Огонек».

2 Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. М., 2002. С. 65.

4 Российский энциклопедический словарь (РЭС): В 2 кн. М., 2000. Т. 1. С. 334.

5 Словарь русского языка (СРЯ): В 4 т. / РАН, Ин-т лингвистических исследо- ваний; под ред. А. П. Евгеньевой. М., 1999. С. 282.

6 Крысин Л. П. Указ. соч. С. 557.

7 Новая Российская Энциклопедия (НРЭ). Т. 1—7. М., 2003—2010 (издание продолжается). Т. III (1). С. 217.

9 Там же. С. 95—96.

10 Крысин Л. П. Указ. соч. С. 765.

11 Российский энциклопедический словарь. Т. 1. С. 735.

13 Новая Российская Энциклопедия. Т. 1 (2). С. 154.

14 Крысин Л. П. Указ. соч. С. 442.

15 Словарь русского языка. Т. 3. С. 141.

Библиография

Накорякова К. М. Справочник по литературному редактированию для работников средств массовой информации. М., 2010.

Поступила в редакцию 09.11.2010

Контаминация (материалы к словарю лингвистических терминов). Часть 1. Широкое и узкое понимание термина «Контаминация» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ / КОНТАМИНАНТ / СКРЕЩИВАНИЕ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ / ОДНОМЕСТНОЕ НАЛОЖЕНИЕ / МНОГОМЕСТНОЕ НАЛОЖЕНИЕ / INTERACTION OF LANGUAGE UNITS / BLEND / CLIPPING OF LANGUAGE UNITS / SINGLE OVERLAP / PLURAL OVERLAP

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ефанова Лариса Георгиевна

Статья посвящена определению содержания лингвистического термина контаминация в современной русистике и анализу обозначенного им явления. Данный термин, имея широкую употребительность в трудах по языкознанию, используется их авторами в разных значениях и имеет столь же различные толкования в лингвистических энциклопедических словарях. В первой части работы проводится различие между широким и узким пониманием термина «контаминация», встречающимся в сочинени-яхразных исследователей этого явления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Ефанова Лариса Георгиевна

Контаминация. Часть 2. Основные разновидности контаминации
Лексическая контаминация как стилистический прием и ее использование в прозе В. Набокова
Синтаксическая контаминация в романе В. Набокова «Защита Лужина»

Деривационная контаминация в английском языке и ее влияние на русское словообразование (на примере коммерческих наименований)

Прием фразеологической контаминации в прозе В. Набокова
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Blending (data for a linguistic terminological dictionary). Part 1. The broad and the narrow interpretation of blending

According to modern Russian linguists’ definition, blending is an interaction of language units or their parts with semantic, structural, associative or functional affinity. The interaction results in the semantic or formal transformation of language units and in the formation of a new word or an expression referred to as a blend . In modern Russian linguistics the term blending has various senses, one of which may be called a broad sense, another a narrow sense. The difference between the broad and the narrow senses of the term is in the number and quality of language units that may interact in blending, in the number of ways of their connection in blends and in reasons for blending. From the point of view of the narrow interpretation of blending, only two words, two set expressions, two morphological forms or paradigms, or two syntactic constructions can blend . Accordingly, there are four types of blending distinguished: lexical blending, phraseological blending, morphological blending and syntactic blending. According to the broad interpretation of blending, but for the two-member constructs other units are able to blend , e.g., phonemes when forming affricates, morphemes in word formation. Emergence of participles and other syncretic grammatical classes of words and many cases of non-standard word order are also considered a result of blending in the broad sense. From the point of view of the narrow interpretation of blending there are two ways of connecting language units or their parts: overlap and clipping. In the latter case interchanging of the parts of two language units takes a place (biology + electronics = bionics, modulator + demodulator = modem). The structural scheme of clipping is ^b + AB = аВ, or АЬ, or Аа]. In Russian, four types of clipping are possible: lexical, phraseological, morphological and syntactic. Overlap is possible when two language units have one or several identical elements [А = a or А = b, etc.] (INNUendo + INsiNUation= INsiNUendo). In Russian, lexical, phraseological, morphological and syntactic clipping, as well as single and plural clipping, is possible. According to the broad interpretation of blending, there are other ways of blending language units or their parts but for overlap and clipping, e.g., insertion ^b + AB = аАВЦ and addition ^b + AB = аbAВ]. Blends may develop from an unconscious misspeaking, for stylistic purposes, as a result of historical changes in language. From the point of view of the broad interpretation blending may be a result of the wrong popular etymology.

Текст научной работы на тему «Контаминация (материалы к словарю лингвистических терминов). Часть 1. Широкое и узкое понимание термина «Контаминация»»

КОНТАМИНАЦИЯ (МАТЕРИАЛЫ К СЛОВАРЮ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ) ЧАСТЬ 1. ШИРОКОЕ И УЗКОЕ ПОНИМАНИЕ ТЕРМИНА «КОНТАМИНАЦИЯ»

Статья посвящена определению содержания лингвистического термина контаминация в современной русистике и анализу обозначенного им явления. Данный термин, имея широкую употребительность в трудах по языкознанию, используется их авторами в разных значениях и имеет столь же различные толкования в лингвистических энциклопедических словарях. В первой части работы проводится различие между широким и узким пониманием термина «контаминация», встречающимся в сочинени-яхразных исследователей этого явления.

Ключевые слова: взаимодействие языковых единиц, контаминант, скрещивание языковых единиц, одноместное наложение, многоместное наложение.

Одним из характерных признаков русского языка второй половины прошлого и начала XXI в. стало активное образование в нем контаминантов. Возникая в языке газет, художественных произведений и Интернета, новые речевые единицы получают широкое распространение в разговорной речи, нередко отражая актуальные реалии нашей жизни. Например, события последних десятилетий стали причиной возникновения таких слов и выражений, как Уркаина (В. Пелевин), правосеки, либерасты, МедведПуты, Не по Сеньке шапка Мономаха и др.

В современной лингвистике и стилистике контаминацией называют разные виды взаимодействия близких по значению, структуре, ассоциативно или функционально языковых единиц или их частей, приводящего к семантическому или формальному изменению этих единиц, а также к образованию на

их базе нового слова или выражения, называемого контаминантом [4. С. 206; 5. С. 238; 6. С. 197; 7. С. 159].

Целью данной статьи является определение специфики контаминации, отличающей это явление от других видов взаимодействия языковых единиц, и установление на этом основании границ объекта, обозначаемого данным термином. Первым этапом на пути достижения этой цели станет определение различий между широким и узким пониманием значения термина «контаминация» в современном языкознании.

Термин «контаминация» употребляется лингвистами в разных значениях, одно из которых можно назвать широким, а другое — узким. В широком значении этот термин используется по отношению к обширному кругу явлений, в число которых входят, в частности, морфонологическая аппликация морфем (например: курСКий, розОВатый), возникновение аффрикат, смешанные способы словообразования (например: приосаниться, шестиклассник) [8. С. 269], разные виды словотворчества (например: озерзамок, звонкотрелец (И. Северянин), алексейтолстовский (В. Пискунов), штопоридзе — штопор)1 [9. С. 273], словообразование по аналогии [10. С. 188-1894; 9. С. 272] и любое «соединение в одно двух ходовых выражений или пословиц» [11. С. 65]. В грамматике результатами контаминации предлагают считать появление отдельных грамматических классов слов (причастий, деепричастий, порядковых числительных) [8. С. 269], некоторых морфологических парадигм [6. С. 197], а также нарушение границ словосочетаний и стандартного порядка слов в результате взаимодействия разных синтаксических моделей [7. С. 159].

Узкое понимание значения термина «контаминация» представлено, в частности, в Лингвистическом энциклопедическом словаре, где это явление характеризуется как «объединение в речевом потоке структурных элементов двух языковых единиц на базе их структурного подобия или тождества, функциональной или семантической близости» [5. С. 238]. Такой подход исключает возможность контаминирования языковых единиц или их групп, не обладающих структурной организацией: фонем, способов словообразования, морфонологических моделей или лексико-грамматических классов слов.

В числе значимых для контаминации параметров, способных оказать влияние на её результаты, исследователи называют тип вступающих во взаимодействие языковых единиц, условия и причины возникновения этого взаимодействия, а также его способ.

I. Тип вступающих во взаимодействие языковых единиц определяется их принадлежностью к одному из уровней языка или классу языковых единиц. При узком понимании контаминации по этому признаку различаются:

1) лексическая контаминация, возникающая при взаимодействии частей полнозначных слов (например: стрекозёл, орангутангел (В. Маяковский)) [12];

2) фразеологическая контаминация в двух ее разновидностях: а) «контаминация разного рода устойчивых оборотов (чаще всего речевых штампов, не являющихся фразеологизмами в строгом смысле этого слова)» (например: прийти в голову кому + подумать о чем = прийти в голову о чем) и б) конта-

1 В статье использованы примеры из цитируемых научных работ.

минация собственно фразеологизмов (например: краеугольный камень + камень преткновения = краеугольный камень преткновения) [13. С. 104];

3) морфологическая контаминация как следствие взаимодействия парадигм словоизменения отдельных слов, в результате которого на основе двух парадигм образуется третья, при этом некоторые члены исходных парадигм могут вытесняться. Например, как полагал немецкий лингвист Г. Пауль, особенности древненемецких форм глагола Ъгт (есть) являются следствием контаминации готского т и англосаксонского Ъеот; «формы Ыгит, ЫгШ «мы есть, вы есть» возникли, по-видимому, из *ггит, *ггШ с заимствованием звука Ъ из 1-го и 2-го лица ед. числа» [14. С. 192];

4) синтаксическая контаминация, представляющая собой соединение частей двух или нескольких синтаксических конструкций (например: Подъезжая к станции, я потерял шляпу + Когда я подъезжал к станции, с меня слетела шляпа = Подъезжая к станции, у меня слетела шляпа). К явлениям синтаксической контаминации некоторые исследователи относят также соединение компонентов двух разных несвободных конструкций, сходных по значению, описанное выше как фразеологическая контаминация, на том основании, что «контаминируют чаще всего устойчивые словесные соединения, характеризующиеся широкой употребительностью, а также вообще лексически несвободные сочетания слов» [15. С. 71].

При широком понимании контаминации к ней относят также:

1) фонетическую контаминацию как причину появления аффрикат ([т] + + [с] = [ц], [т ]+ [ш] = [ч]);

2) морфемную контаминацию при наложении (аппликации) морфем (напр.: лиловый + -оват- = лилОВатый, Томск + -ск- = томСКий);

3) словообразовательную контаминацию «при взаимодействии разных способов деривации в пределах одного слова» (например: приосаниться, умиротворить) [8. С. 269];

4) «гибридные синкретичные образования» (причастия, деепричастия, порядковые числительные, неопределенно-количественные слова) как одну из разновидностей морфологической и контаминации [Там же].

II. Условиями, способствующими процессу контаминации, обычно называют:

1) структурное подобие или тождество моделей взаимодействующих единиц (формальную близость), например: промокнуть до нитки + промерзнуть до костей = промокнуть до костей, мапулечка = мамулечка + папулеч-ка;

2) функционально обусловленную возможность взаимозамены, т.е. тождество взаимодействующих единиц в контекстуальном плане (функциональную близость), например: принять меры + применить санкции = применить меры;

3) семантическую общность (или лексическое тождество) элемента одной единицы с соответствующим элементом другой единицы (например: кануть в Лету + отойти в вечность = кануть в вечность) [16. С. 92];

4) ассоциативную близость взаимодействующих единиц (например: закончить учебное заведение + получить образование = закончить образование, Врублев = Врубель + Рублев (В. Набоков)) [4. С. 206; 17. С. 111].

III. Причинами возникновения контаминантов могут быть:

1) ошибочное употребление языковых единиц (например: не столько, сколько. + не только, но и. = не столько, но и. ) [5. С. 238; 6. С. 197; 7. С. 159 и др.];

2) сознательное их преобразование как инструмент языковой игры (например: куда Макар телят не гонял + куда ворон костей не заносил = куда Макар костей не заносил (Д.Н. Мамин-Сибиряк), а также как стилистический прием [8. С. 270; 9. С. 272], в том числе как способ речевой характеристики персонажа. Например, один из персонажей пьесы А.П. Чехова «Чайка», желая показать хорошее знание латыни, создал контаминант De gustibus aut bene, aut nihil (О вкусах или хорошо или ничего). Спутав две латинские поговорки: De gustibus non est disputandum (O вкусах не спорят) и De mortuis aut bene, aut nihil (O мертвых или хорошо, или ничего), он достиг эффекта, обратного желаемому [11. С. 65];

3) исторические изменения в языке при морфологической контаминации, а также как причина образования некоторых лексических и фразеологических единиц [14. С. 191-210]; например, слово муравей возникло как результат контаминации старославянского мравии и древнерусского мурава [5. С. 238];

4) иногда в качестве причины возникновения контаминанта называют ложную этимологию (например: гульвар, полуклиника, спинжак) [10. С. 188189; 5. С. 238].

IV. Среди признаков, различающих разные типы контаминации, наименее изученным остается принцип взаимодействия (способ объединения) компонентов исходных языковых единиц в контаминанте. Между тем именно по этому параметру контаминанты отличаются от других многокомпонентных единиц языка и речи; кроме того, способ объединения частей контами-нанта находится в тесной связи со всеми другими его свойствами.

При узком понимании контаминации это явление связывается всего с двумя типами взаимодействия языковых единиц: наложением и скрещиванием (агглютинацией) [18. С. 86-88; 19. С. 80-81], которые можно наблюдать на разных уровнях языка.

При контаминации, осуществленной путем скрещивания, происходит взаимная мена компонентов языковых единиц. Структурная схема такого взаимодействия может выглядеть как [аЬ + АВ = аВ или АЬ].

Скрещивание возможно при всех видах контаминации, включая взаимодействие лексических (например: МОПЕД = МОтоцикл + велосиПЕД (мо-[а] -тоцикл [Ь] + велоси- [А] -пед [В]) = мопед [аВ]),1 фразеологических (например: навострить [а] лыжи [Ь] + направить [А] стопы [В] = направить лыжи [АЬ] или навострить стопы [аВ]) и синтаксических единиц (например: Увидев варенье, [а] Дима сглотнул слюну [Ь] + Когда Дима увидел варенье, [А] у него потекли слюнки [В] = Увидев варенье, у Димы потекли слюнки [аВ]). При морфологическом скрещивании часть парадигмы словоизменения одного слова вытесняется совпадающими по грамматическому значению элементами парадигмы другого слова; например, современная парадигма спряжения

1 В английской лингвистике слово moped описывается как контаминант, образованный путем скрещивания начальных частей слов motor и pedal.

глагола давать представляет собой результат контаминации парадигм древнерусских глаголов даяти (наст. вр. дають, прош. вр. даялъ) и давати (наст. вр. давають, прош. вр. давалъ) [6. С. 197-198].

В качестве разновидности скрещивания иногда рассматривают соединение двух начальных компонентов исходных единиц: [аЬ + АВ = аА]. Этот способ используется только при лексической контаминации, например: белуга + стерлядь = бестер.

Обязательным условием скрещивания является структурное подобие или тождество исходных единиц, а также их семантическая, ассоциативная или функциональная близость.

При контаминации, осуществленной путем наложения, происходит соединение элементов исходных единиц, имеющих формально совпадающий компонент (например: [Ь = А]). Формальное тождество по крайней мере одного из компонентов у двух исходных единиц является обязательным условием этого способа контаминации. Наложение возникает при лексической (междусловное наложение, например: изВРАт = изВРАщение + разВРАт (из-[а] -вра- [Ь] -щение + раз- [А] -вра- [В] -т [С]) = изврат [а + (Ь = В) + С]), фразеологической (например: валом [а] валить [Ь] + валить [А] с ног [В] = валом валить с ног [а + (Ь = А) + В]) и синтаксической контаминации (например: обратить [А] внимание общества [В] на проблему [С] + привлечь [а] внимание общества [Ь] к проблеме [с] = обратим внимание общества к проблеме [А + (В = в) + с]; разгонять [а] скуку [Ь] + разгонять [А] силами полиции [В] = Не следует разгонять скуку силами полиции (С. Лец) [(а=А) + Ь + В]). При морфологической контаминации, взаимодействующими единицами которой являются морфологические парадигмы, наложение возможно в том случае, если у двух взаимодействующих парадигм имеются совпадающие формы.

Лексическое наложение может сочетаться со скрещиванием, в этом случае усечению подвергается часть лишь одного из взаимодействующих слов: [А + (В = а) (- С) + в], например: челоВолки загрызут (челоВек + Волки) (чело- (А) -в- (В) -ек (С)+ в- (а) -олки (в)); Стоял Январь, не то Февраль, какой-то чертовый Зимарь (А. Вознесенский) (зим-А + янв-А-рь = ЗимАрь).

Контаминацией нередко называют вставку (включение), при которой «в середину одного слова (основного, «базового») вклиниваются элементы другого слова» (например: памятник Первоопечатнику (И. Ильф)) [20. С. 166], в центр слоговой аббревиатуры — еще одна сокращенная основа (например: вторполитсырье — о политиках второстепенного значения) [9. С. 272], в состав устойчивого сочетания слов — другой фразеологизм (например: откладывать все и вся в долгий ящик) [13. С. 106], результатами контаминации предлагают считать и вставные синтаксические конструкции (например: Спустя час или два (никто этих минут не считал) человек поднялся. [8. С. 270].

Так же, как и контаминация, вставка относится к области неузуального взаимодействия языковых единиц, но отличается от нее тем, что необычным в этом случае является не способ (наложение или скрещивание), а место соединения этих единиц (размещение одной языковой единицы внутри другой).

Таким образом, вставка представляет собой явление того же порядка, что и контаминация, но все же отличное от неё.

Некоторые случаи взаимодействия лексических единиц представляют собой сочетание внутрисловной вставки и одноместного или многоместного наложения друг на друга исходных слов. Самой распространенной разновидностью наложения является взаимодействие конца одного слова с началом совпадающего с ним по форме другого слова (в = А): [аЬ + АВ = а (b = А) В], например: хАНАстезиолог =.хАНА + АНАстезиолог (х- [а] -ана [Ь] + ана- [А] -стезиолог [В]). При сочетании контаминации со вставкой наложение может осуществляться не в начале, а в середине (Ь=А) или в конце контаминанта (Ь = В), например: у-ГЛУ-б-иться + ГЛУ-п-ый = уГЛУпиться [А + (B = а) + + в + D], журналглИСТ = журналИСТ + глИСТ (журнал- [а] -ист [Ь] + гл- [А] -ист [В]) = [а + А + (Ь = В)].

Особенностью наложения как способа взаимодействия компонентов лексических единиц является его способность возникать одновременно в нескольких местах контаминанта. В таких случаях наложение может быть названо многоместным. Например, в окказионализме ПРИхВАТИзация накладываются друг на друга начальные и центральные части исходных слов приватизация и прихватить (а=А) и (Ь=С): при- [а] -вати- [Ь] -зация [с] + при-[А] -х- [В] -вати- [С] -ть = [(а=А) + В + (Ь=С) + с].

Многоместное наложение может возникнуть не только при лексической, но и при других видах контаминации. В частности, по наблюдениям А.Е. Земской и Е.Н. Ширяева, этот вид контаминации характерен для разговорной речи. Например, в разговорной конструкции Он говорит/ что если б вы его (перевал) своими ногами прошли/ так это на всю жизнь осталось после что употреблено вы вместо мы вследствие контаминации выражений Он говорит/ что если б мы его. прошли. и Он говорит: если б вы его. прошли. [21. С. 67].

При широком понимании контаминации в число контаминантов иногда включают слова, образованные посредством последовательного соединения двух или более полных основ (например: вдохновленный Софией = софиев-дохновленный (С. Булгаков)) [9. С. 273], синтаксические конструкции, созданные на базе устойчивых сочетаний слов (например: Гляди в оба — не будешь в дураках до гроба) [13. С. 105], разных по цели высказывания предложений (например: Полыхает пожар, что-то сгорает в нем — а что?) или неполного и полного высказываний (например: А все началось. но об этом Джекки рассказывает сама), а также аффрикаты, «при образовании которых «притираются» друг к другу два различных типа артикуляции» [8. С. 269270]. Анализ и критика такого подхода требуют обращения к некоторым фактам истории изучения контаминации и будут представлены во второй части статьи.

1. Земская Е.А. Словообразование // Современный русский язык: учеб. для высш. учеб. заведений. М., 1999. С. 284-441.

2. Лаврова Н.А. Англо-русский словарь: Современные тенденции в словообразовании. Контаминанты. М.: Флинта : Наука, 2009. 208 с.

3. Ronneberger-Sibold E. Lexical Blends: Functionally Tuning the Transparency of Complex Words // Folia Lingüistica. July 2006. Vol. 40, № 1-2. Berlin. Р. 155-181.

4. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Сов. энцикл., 1969. 608 с.

5. Бельчиков Ю.А. Контаминация // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 238.

6. СилинаВ.Б. Контаминация // Русский язык: энцикл. М., 1997. С. 197-198.

7. Матвеева Т.В. Полный словарь лингвистических терминов. Ростов н/Д: Феникс, 2010. 562 с.

8. Пекарская И.В. Контаминация // Культура русской речи: энцикл. слов.-справ. М., 2007. С. 269-272.

9. Сковородников А.П. Контаминация словообразовательная // Культура русской речи: энцикл. слов.-справ. М., 2007. С. 272-274.

10. Esper E.A. Analogy and Association in linguistics and psychology. Athens: University of Georgia, 1973. 356 p.

11. Квятковский А.П. Поэтический словарь / науч. ред. И. Роднянская. М.: Сов. энцикл., 1966. 376 с.

12. ЩепинА.Г. О лексической контаминации // Русская речь. 1978. № 5. С. 66-69.

13. Ройзензон Л.И., Абрамец И.В. О фразеологической контаминации в русском языке // Русский язык в школе. 1969. № 3. С. 104-107.

14. Пауль Г. Принципы истории языка. М.: Изд-во иностр. лит., 1960. 502 с.

15. Шведова Н.Ю. Активные процессы в современном русском синтаксисе (словосочетание). М.: Просвещение, 1966. 155 с.

16. Ицкович В.А., Шварцкопф Б.С. О контаминации и смежных с нею явлениях // Памяти В.В. Виноградова: сб. ст. М., 1971. С. 90-96.

17. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М.: Просвещение, 1985. 400 с.

18. Журавлев А.Ф. Технические возможности русского языка в области предметной номинации // Способы номинации в современном русском языке. М., 1982. С. 45-109.

19. Ефанова Л.Г. Фразеологические трансформации в аспекте системных особенностей лексики и фразеологии // Сиб. филол. журн. 2006. № 3. С. 77-86.

20. СанниковВ.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М.: Языки славянской культуры, 2002. 552 с.

21. Земская Е.А., Китайгородская М.В., Ширяев Е.Н. Русская разговорная речь: Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. М.: Наука, 1981. 278 с.

BLENDING (DATA FOR A LINGUISTIC TERMINOLOGICAL DICTIONARY). PART 1. THE BROAD AND THE NARROW INTERPRETATION OF BLENDING.

Tomsk State University Journal of Philology, 2015, 2(34), pp. 14-22. DOI 10.17223/19986645/34/2 Efanova Larisa G., Tomsk Polytechnic University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: efanova@ sibmail.com

Keywords: interaction of language units, blend, clipping of language units, single overlap, plural overlap.

According to modern Russian linguists’ definition, blending is an interaction of language units or their parts with semantic, structural, associative or functional affinity. The interaction results in the semantic or formal transformation of language units and in the formation of a new word or an expression referred to as a blend.

In modern Russian linguistics the term blending has various senses, one of which may be called a broad sense, another a narrow sense. The difference between the broad and the narrow senses of the term is in the number and quality of language units that may interact in blending, in the number of ways of their connection in blends and in reasons for blending.

From the point of view of the narrow interpretation of blending, only two words, two set expressions, two morphological forms or paradigms, or two syntactic constructions can blend. Accordingly, there are four types of blending distinguished: lexical blending, phraseological blending, morphological blending and syntactic blending.

According to the broad interpretation of blending, but for the two-member constructs other units are able to blend, e.g., phonemes when forming affricates, morphemes in word formation. Emergence

of participles and other syncretic grammatical classes of words and many cases of non-standard word order are also considered a result of blending in the broad sense.

From the point of view of the narrow interpretation of blending there are two ways of connecting language units or their parts: overlap and clipping. In the latter case interchanging of the parts of two language units takes a place (biology + electronics = bionics, modulator + demodulator = modem). The structural scheme of clipping is [ab + АВ = аВ, or Ab, or Аа]. In Russian, four types of clipping are possible: lexical, phraseological, morphological and syntactic. Overlap is possible when two language units have one or several identical elements [A = a or A = b, etc.] (INNUendo + INsiNUation= INsiNUendo). In Russian, lexical, phraseological, morphological and syntactic clipping, as well as single and plural clipping, is possible.

According to the broad interpretation of blending, there are other ways of blending language units or their parts but for overlap and clipping, e.g., insertion [ab + AB = aABb] and addition [ab + AB = abAB].

Blends may develop from an unconscious misspeaking, for stylistic purposes, as a result of historical changes in language. From the point of view of the broad interpretation blending may be a result of the wrong popular etymology.

1. Zemskaya E.A. Slovoobrazovanie [Derivation]. In: Beloshapkova V.V. (ed.) Sovremennyy russkiyyazyk [Modern Russian language]. Moscow: Azbukovnik Publ., 1999, pp. 284-441.

2. Lavrova N.A. Anglo-russkiy slovar’. Sovremennye tendentsii v slovoobrazovanii. Kontami-nanty [English-Russian dictionary. Current trends in word formation. Blends]. Moscow: Flinta: Nauka Publ., 2009. 208 p.

3. Ronneberger-Sibold E. Lexical Blends: Functionally Tuning the Transparency of Complex Words. FoliaLinguistica, July 2006, vol. 40, no. 1-2, pp. 155-181.

4. Akhmanova O.S. Slovar’ lingvisticheskikh terminov [Dictionary of linguistic terms]. Moscow: Sovetskaya entsiklopediya Publ., 1969. 608 p.

5. Bel’chikov Yu.A. Kontaminatsiya [Blending]. In: Yartseva V.N. Lingvisticheskiy entsiklopedi-cheskiy slovar’ [Linguistic Encyclopedic Dictionary]. Moscow: Sovetskaya entsiklopediya Publ., 1990, pp. 238.

6. Silina V.B. Kontaminatsiya [Blending]. In: Karaulov Yu.N. (ed.) Russkiy yazyk. Entsik-lopediya [Russian language. Encyclopedia]. Moscow: Bol’shaya rossiyskaya entsiklopediya: Drofa Publ., 1997, pp. 197-198.

7. Matveeva T.V. Polnyy slovar’ lingvisticheskikh terminov [Complete dictionary of linguistic terms]. Rostov-on-Don: Feniks Publ., 2010. 562 p.

8. Pekarskaya I.V. Kontaminatsiya [Blending]. In: Ivanov L.Yu., Skovorodnikov A.P., Shiryaev E.N. (eds.) Kul’tura russkoy rechi: entsiklopedicheskiy slovar—spravochnik [Culture of Russian speech: Encyclopedic Dictionary]. Moscow: Flinta: Nauka Publ., 2007, pp. 269-272.

9. Skovorodnikov A.P. Kontaminatsiya slovoobrazovatel’naya [Derivational contamination]. In: Ivanov L.Yu., Skovorodnikov A.P., Shiryaev E.N. (eds.) Kul’tura russkoy rechi: entsiklopedicheskiy slovar—spravochnik [Culture of Russian speech: Encyclopedic Dictionary]. Moscow: Flinta: Nauka Publ., 2007, pp. 272-274.

10. Esper E.A. Analogy and Association in linguistics and psychology. Athens: University of Georgia, 1973. 356 p.

11. Kvyatkovskiy A.P. Poeticheskiy slovar’ [Poetic Dictionary]. Moscow: Sovetskaya entsiklopediya Publ., 1966. 376 p.

12. Shchepin A.G. O leksicheskoy kontaminatsii [On lexical blending]. Russkaya rech’, 1978, no. 5, pp. 66-69.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Royzenzon L.I., Abramets I.V. O frazeologicheskoy kontaminatsii v russkom yazyke [On phraseological blending in Russian]. Russkiy yazyk v shkole, 1969, no. 3, pp. 104-107.

14. Paul G. Printsipy istoriiyazyka [Principles of the history of language]. Moscow: Izdatel’stvo inostrannoy literatury Publ., 1960. 502 p.

15. Shvedova N.Yu. Aktivnye protsessy v sovremennom russkom sintaksise (slovosochetanie) [Active processes in contemporary Russian syntax (phrase)]. Moscow: Prosveshchenie Publ., 1966. 155 p.

16. Itskovich V.A., Shvartskopf B.S. O kontaminatsii i smezhnykh s neyu yavleniyakh [On blending and its related phenomena]. In: Kostomarov V.G. (ed.) Pamyati V.V. Vinogradova [In memory of V.V. Vinogradov]. Moscow: Moscow State University Publ., 1971, pp. 90-96.

17. Rozental’ D.E., Telenkova M.A. Slovar-spravochnik lingvisticheskikh terminov [Reference Dictionary of linguistic terms]. Moscow: Prosveshchenie Publ., 1985. 400 p.

18. Zhuravlev A.F. Tekhnicheskie vozmozhnosti russkogo yazyka v oblasti predmetnoy nomi-natsii [Technical capabilities of the Russian language in subject nomination]. In: Shmelev D.N., Zhuravlev A.F., Ermakova O.P. (eds.) Sposoby nominatsii v sovremennom russkom yazyke [Methods of nomination in modern Russian]. Moscow: Nauka Publ., 1982, pp. 45-109.

19. Efanova L.G. Frazeologicheskie transformatsii v aspekte sistemnykh osobennostey leksiki i frazeologii [Phraseological transformations in terms of systemic features of words and phraseology]. Sibirskiy filologicheskiy zhurnal- Siberian Journal of Philology, 2006, no. 3, pp. 77-86.

20. Sannikov V.Z. Russkiy yazyk v zerkale yazykovoy igry [The Russian language in the mirror of the language game]. Moscow: Yazyki slavyanskoy kul’tury Publ., 2002. 552 p.

21. Zemskaya E.A., Kitaygorodskaya M.V., Shiryaev E.N. Russkaya razgovornaya rech’. Obshchie voprosy. Slovoobrazovanie. Sintaksis [Russian colloquial speech. General questions. Word formation. Syntax]. Moscow: Nauka Publ., 1981. 278 p.

Классификация металлических конструкций

Классификация металлических конструкций

Металлическая конструкция это элемент здания или сооружения, выполняющий определенные функции. Металлические конструкции нельзя рассматривать вне состава здания и условий его эксплуатации. Поэтому, говорить о классификации металлических конструкций, мы начнем с факторов, имеющих непосредственное отношение к долгосрочной работе металлоконструкций, и описанию тех условий, от которых зависит их успешная эксплуатация. Первое, о чем необходимо сказать в этом разделе, это о влиянии внешней среды на конструкцию, что часто называют термином «агрессивность воздействия внешней среды». Все мы знаем, что металл подвержен коррозии, и для того, чтобы защитить металлическую конструкцию от агрессивного воздействия внешней среды, необходимо предпринять меры, которые снизят риск возникновения коррозии. Для того чтобы определить необходимое конструктивное решение, мы должны четко знать все нормы агрессия воздействия среды на конструкцию. Их деление предопределено составом воздуха, его влажностью, и наличием в нем агрессивных газов, соли или пыли. Если все указанные компоненты воздуха находятся в пределах нормы, то и условия эксплуатации конструкций не приведут к значительному удорожанию. По степени агрессии, внешняя среда бывает: неагрессивной, слабоагрессивной, среднеагрессивной и сильноагрессивной, более подробно этот вопрос описан в правилах СНиП 2.03-85, там же даны четкие рекомендации, как лучше всего защитить металлическую конструкцию, правильно выбрав марку стали и антикоррозийное покрытие. Если соблюдать все строительные нормы и правила, то металлические конструкции обойдутся Заказчику, в тех разумных финансовых пределах, на которые он и рассчитывал.

Классификация металлических конструкций

Классификация металлических конструкций соответствует типу их исполнения, на который, прежде всего, влияет температура воздуха. Чем ниже температура окружающей среды, тем строже становятся требования к эксплуатации строения здания или сооружения, а значит и к конструктивному решению тоже. Отрицательные температуры — это не единственный фактор, отражающийся на классификации металлических конструкций. Здесь имеют место быть также и динамические нагрузки, концентрация напряжений и т.п. воздействий, приводящие металл к разрушению. Поэтому в проектировании классификация металлических конструкций предусматривает их деление на три категории:

  • К первой категории относятся конструкции, которые подвержены динамическому, циклическому и подвижному воздействию;
  • Вторая категория — это конструкции и элементы, на которые оказывают воздействие сразу несколько неблагоприятных факторов, начиная от динамических нагрузок и заканчивая низкими температурами, и т.д;
  • Третья категория включает в себя конструкции, разрушение которых маловероятно или очень незначительно, ввиду отсутствия неблагоприятных факторов воздействия и нагрузок.

Классификация металлических конструкций

Следует учитывать, что все факторы воздействия нагрузок, если их не учесть заранее, могут надолго (если не навсегда) вывести металлическую конструкцию из строя, что может привести к потере устойчивости здания или сооружения, а также вызвать разрушение стеновых ограждающих конструкций, которые могут привести к необратимым последствиям. Поэтому, рассматривая вопрос классификации металлических конструкций, следует отметить три категории норм назначения металлических стальных конструкций, которые отвечают за работоспособность всего здания или сооружения.

  • Категория назначения «А» включает в себя основные несущие конструкции, к которым предъявляются самые высокие требования, так как их непригодность может привести частичному к обрушению здания или сооружения. В эту категорию входят такие конструкции как, балки крановых путей, перекрытия, рабочие площадки, прогоны покрытий, ригели рам, лестницы, фермы, колонны, стойки, связи, опоры, мачты, башни, эстакады, листовые и другие подобные металлические конструкции.
  • Категория назначения «Б» — это вспомогательные конструкции, такие как настилы, элементы фахверка, лестничные площадки, связи и другие элементы, от потери устойчивости которых будет временно прекращена нормальная эксплуатация здания или сооружения.
  • И в последнюю категорию назначения «В» входят слабонагруженные элементы ограждений и прочие элементы, которые не подлежат расчету, устанавливаемому, исходя из конструктивных требований, потому как снижение их несущей способности снизит качество эксплуатации здания или сооружения, но не приведет прекращению его работоспособности.

Обобщая тему «Классификация металлических конструкций», необходимо отметить, что сварные металлические конструкции по своему назначению представляют четыре группы, которые можно оценить следующим образом:

  • Группа I объединяет в себе основные сварные конструкции, призванные работать в особо тяжелых условиях, с непосредственным динамическим, вибрационным или подвижным воздействием.
  • Группа II — это основные сварные конструкции, работающие в условиях статических нагрузок направленных на растяжение, а также сюда входят конструкции и элементы первой группы, в которых нет сварных соединений.
  • Группа III включает в себя основные сварные конструкции, работающие преимущественно на сжатие, а также конструкции второй группы, в которых также нет сварных соединений.
  • Группа IV — это уже вспомогательные конструкции, а также конструкции и элементы третьей группы, в которых отсутствуют сварные соединения.

Наша проектно строительная компания уделяет большое внимание успешным взаимоотношениям с Заказчиком. Мы готовы поделиться с Вами каталогом нашей продукции, разработанным на основе требований и норм, предъявляемых к классификации металлических изделий и их эксплуатации. Звоните нам! Мы будем рады Вас слышать!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *