Турлучный дом что это такое
Перейти к содержимому

Турлучный дом что это такое

  • автор:

Турлучный дом

Турлучный дом – старинное жилое строение из дерева и глины, а названием дом из турлука обязан тюркскому слову, означающему плетенку, обмазанную глиной. Еще турлучные дома часто называют мазанками. В отличие от ряда сходных технологий – дома из глиночурки, глиносоломенные блочные и литые стены, землебит, саман и другие, турлучные дома имеют ярко выраженную особенность: они строятся с применением каркасной технологии. В условиях, где мало дерева и каменных материалов для постройки дома, турлук в старину был оптимальной технологией. Что касается внешнего вида дома, то и современные дома-мазанки, и жилища на старых фотографиях удивляют уютным дизайном и органичностью с окружающей природой: практически в современных тенденциях.

Турлучный дом 13974

Турлучный дом своими руками

Турлучный дом своими руками – это возрождение старинной технологии на основе современных материалов, а также с эко-отделками и дизайном. Даже без модных ухищрений турлучный дом достоин изучения и повторения, ведь нельзя забывать о том, что глиняно-плетеные стены домов возводились на огромных территориях почти до середины 20-го столетия. Но сегодня турлучная технология, которую многие называют разновидностью ручного фахверка – это своего рода хэнд-мэйд, отличная идея для постройки из дешевого материала летнего дачного домика или отдельной кухни на загородном участке, а также творческое увлечение, да и экономия. На смену турлучной технологии более трехсот лет назад пришли каркасные, дающие больше свободы в планировке дома и сокращающие время строительства. И все же турлучный дом имеет все плюсы хорошего экологического дома, и возможно – эта технология еще окажется востребованной на основе новых стройматериалов, деталей и изделий.

Турлучный дом 13975

Из недостатков турлучных стен можно назвать особо критичные:

  • На стенку из обмазанной плетенки невозможно закрепить навесную мебель и бытовую технику, предел – картины и небольшие полки.
  • Оконные и дверные блоки нужны или готовые, или сделанные вручную из бруса; рама окна и двери в мазанке должна быть очень прочной и выдерживать вес верхней части стенки. Можно решить эту проблему установкой разгрузочного П-образного каркаса.
  • Если полы не выполнить по современной технологии – на лагах с подсыпкой, или в виде теплого пола, то в глиняной мазанке будет слишком холодно зимой.
  • В холодное время года стены из турлука нуждаются в постоянном поддержании тепла изнутри. Если дом не отапливается, он намного быстрее разрушается. Но при постоянном отоплении микроклимат турлучного дома – на зависть приятный и полезный, впрочем, как и у других домов из глины и многих исторических жилищ.
  • Обновлять и ремонтировать турлучную стенку сложно, намного проще сделать новую.
  • Дом из турлука с двойным плетением стены — достаточно теплый для Крыма, но точно не для Дальнего Востока и Сибири. В холодном климате турлучные стены – неплохой вариант для летней постройки на даче, но в качестве зимнего дома не годятся.

Турлучный дом 13981

Из несомненных плюсов турлучных домов особенно актуальны следующие:

  • Неплохая шумоизоляция глиняных стен: в постройке уютно и тихо, что для дачи в выходные дни несомненный плюс;
  • Удивительно приятный микроклимат – глиняные стены нормализуют влажность в помещении, о кухонных запахах и сырости можно забыть, причем без всяких ароматизаторов и аэраторов воздуха: природный климат-контроль.
  • Стены можно возвести очень быстро и без техники — увлекательная и полезная работа для всей семьи. Оформление дома в стиле «казачьей хаты», в деревенском или эко-стиле, с побелкой или окраской, украшениями из резьбы и лепки – все это может сделать постройку радующей глаз.
  • Несомненная экологическая чистота постройки, экономия материалов. Каркас – из веток и тонких бревен, глина – общедоступный повсеместный материал.

Турлучный дом 13977

Из чего строили турлучные дома

Первыми турлучными домами были быстрые постройки из веток деревьев и глины, без печи и фундамента. На глиняном полу устраивали кострище, крышу крыли также ветвями, рогозом и соломой. Такое жилище было не очень прочным, зато легко восстанавливалось. Позже пришло время прочных и надежных турлучных домов – прародителей современных каркасников. Крым, Украина, Кубань, Северный Кавказ и Поволжье – далеко не полный перечень местностей, где турлучные дома были основным методом постройки бюджетных жилищ, но при этом внутреннему климату дома-мазанки и сегодня могут позавидовать многие жители панельных квартир в городских многоэтажках.

Турлучный дом 13978

«Плетеные дома» строили из лозы, деревянных столбов, а также глины с половой (заполнитель из обмолота зерновых и бобовых растений с высоким содержанием шелухи от цветочных и зерновых пленок, мелких обломков колосков и др). Огромный опыт постройки домов из турлука накоплен на Кубани, очень показателен особый строительный казачий «словарь» о турлучных домах, не понаслышке знакома старожилам и технология. Основанием дома служил уплотненный грунт – в первых строениях-мазанках. Затем по грунту делали глиняные полы. Но под большой дом фундамент необходим на любом грунте, поэтому вскоре стали подводить под дом малозаглубленные ленточные фундаменты – бутовые и деревянные, в самом простом варианте из забитых в грунт тонких бревен и кольев. Примерная последовательность работы:

  1. Вначале размечали контур будущего дома, затем согласно этой разметки в грунт вкапывали опорные стойки – столбы разного диаметра, назывались эти опоры – соха и подсошник, а заполнение между опорами делали по месту переплетенной лозой. Каркас ручной сборки из природного материала, с эластичным заполнением из веток и лозы, плотно сплетенных — и сегодня мог бы поспорить с более поздним фахверковым аналогом из бруса. Дополнительное усиление каркаса делали каменной кладкой углов и примыканий, а краевые опоры больших домов устраивали из толстого бревна. Есть примеры и двухэтажных турлучных домов, но это более современные постройки.
  2. Плетень, заполняющий каркас из стоек, мог быть одинарным – для хозпостройки, пристройки, летнего дома, а мог быть и двойным, заполненным природным материалом (рогоз, камыш, грубая солома, щепа и др.), двойное плетение стен обеспечивает лучшие теплосберегающие качества дома и прочность.
  3. После готовности каркаса из столбов, соединенного одинарным или двойным плетнем из лозы, выполняли первую обмазку глиняной смесью, работая в буквальном смысле кулаками. Плотную замазку из глины, половы, соломенной сечки вбивали в плетень каркаса между столбами вручную.
  4. Вторая обмазка каркаса выполнялась через неделю. Смесь на вторую мазку делали более пластичную, и снова работали руками, вминая и разглаживая глиняную смесь в стены дома.
  5. Третья – гладкая обмазка – служит и отделкой. В глиняную смесь для еще большей пластичности и плотности подмешивали уже не только полову, но и смесь конского и коровьего навоза и соломенной резки – кизяк. Этот наполнитель вымешивался очень долго и тщательно, до полной однородности. А в штукатурке такая глиняная смесь отличается уникальной долговечностью. Старинные хаты были на удивление прочны, и отлично держали тепло зимой, а летом давали прохладу. На фото очень старых заброшенных домов можно увидеть, насколько прочны турлучные стены – они сохранили гладкую поверхность и монолитность, когда дом уже давно покинут и практически разрушен.

Турлучный дом 13979

Крыши турлучных домов, как правило, из соломы и камыша. Сегодня подобные крыши, а также зеленые варианты крыш, вызывают интерес у частных строителей. И турлучные дома до сих пор строят, а в последние годы интерес к ним усилился. Мазанки и саманные дома, турлук и землебит переживают возрождение, причем не только как технологии, но и плане самобытного, удивительно природного дизайна человеческого жилища. Мало сказать, что турлучные дома красивы, это особая прелесть жизни в чистом доме со здоровым микроклиматом и правильной экологией.

Что такое турлучный дом и как его строили?

Любознательным людям будет важно выяснить, что такое турлучный дом и из чего сделан турлук, какова разница между ним и саманом. Также стоит разобраться, чем покрывались турлучные дома, каковы их плюсы и минусы. Уточнив эти нюансы, можно знакомиться уже с предметной техникой строительства стен своими руками, с пошаговой технологией.

Что это такое и из чего сделан?

Само название «турлучный дом» исторически появилось на Кубани и за пределами этого региона малоизвестно. Однако не стоит считать, что это всего лишь очередная этнографическая диковинка. Подобные сооружения, по сути, возводились и возводятся и в других местах. Такое жилище стало использоваться вместо традиционных хат, изб и других аналогов по причине банального недостатка строевого леса. Любопытно, что его классифицируют современные специалисты как прообраз каркасного типа зданий.

Вся разница только в том, что турлук представляет собой сооружение из совсем иных материалов.

Ни о каких готовых домокомплектах в прошлом, конечно, речи идти не могло. Ведь такой дом существовал во времена, когда даже до парового двигателя оставались многие века. Сам термин «турлук» связан с тюркскими языками.

Первоначально строение возводили на легком плетеном каркасе – конструкцию из веток дерева обмазывали глиной, перемешанной с соломой или даже с навозом. Но постепенно жилище совершенствовалось, а доступность крепкого дерева росла. Из него и стали делать турлучные каркасы в сравнительно поздние времена. Естественно, дома сразу оказались прочнее, нежели старые образцы. Отработанность конструкции была настолько высока, что она использовалась активно в новом сельском строительстве непрерывно вплоть до 1970-х годов.

Аналогичные сооружения создавались и на Дону, и вдоль берега Азовского моря. Они строились даже в городах. Учитывая сказанное, ясно, что турлучный дом отличается от саманного именно наличием деревянного каркаса. Но эта разница не слишком существенна, на самом деле. Решать, какое строение лучше, придется самостоятельно, прежде всего по собственному вкусу и эстетическим соображениям.

Турлучные дома не были придуманы переселенцами из других мест. Еще в XVI столетии отмечается широкое их использование у адыгов — то есть на территории современной Кабардино-Балкарии и некоторых прилегающих местностей. Преимуществом турлука по сравнению с простой саманной схемой является то, что он применим в плавнях и вблизи них, где нижние ряды глины часто отсыревают. Нарушение геометрии стен и вынудило использовать более совершенное решение. Крыши покрывались:

  • либо камышовыми снопами с выкладкой снизу вверх («под щетку»);
  • либо путем наброса без крепления с придавливанием жердями, обвязанными жгутами из того самого камыша;
  • либо «парками» – начальный уровень крепили корнями вниз, а прочие ряды – наоборот.

Плюсы и минусы

Характеризуя турлучный дом, следует указать на:

  • отличное энергосбережение (в условиях Кубани даже сильные относительно морозы не страшны);
  • доступную стоимость (так как используются широко распространенные, почти бросовые материалы);
  • отсутствие синтетических веществ;
  • легкость декорирования в каком угодно ключе путем крепления подходящих декоративных материалов;
  • поддержание хорошего микроклимата зимой только при непрерывном прогреве;
  • дороговизну ремонта потолка, стен, пола и фундамента;
  • техническую сложность и ограниченные возможности такого ремонта;
  • холодные, часто продуваемые полы;
  • сложности с проводкой;
  • возможность установки радиаторов только на пол, но не на стены;
  • невозможность использовать подвесную мебель;
  • трудности с креплением оконного и дверного блоков;
  • приличную звукоизоляцию, даже вблизи железной дороги;
  • поглощение глиной влаги в сырую погоду и отдачу ее в жару (то есть кондиционеры и увлажнители воздуха не нужны);
  • малую прочность;
  • быстрое разрушение без регулярного отопления зимой.

Технология строительства

Если, несмотря на все недостатки, все же решено строить турлучный дом своими руками, то важно знать, как это сделать. Расчистка и выравнивание стройплощадки нужны обязательно, как и при любом строительстве. А вот специальная техника не требуется — это явный плюс. На площадке роют выемки под столбы по углам.

Вместо столбов в прошлом использовали колья, но сегодня это неприемлемо.

Толщина кольев должна составлять 0,03-0,05 м. Длина достигает 4 м. Потому стены высотой до 3 м сделать получится без особых проблем. А вот об обустройстве даже легкого чердака придется позабыть.

Важно рыть дренажную траншею и заменять простой грунт на песок — тогда повреждение водой будет менее вероятно. Правда, в таком варианте говорить о надежности фундамента не приходится.

Плетень создают из ивовых или орешниковых прутьев. Сами пруты тщательно вымачивают для большей гибкости.

Выбор горизонтального или вертикального плетения определяется личным удобством. Крышу чаще всего создают на основе щита из тех же обычных прутьев.

Оплетать сначала надо от толстого края прута к тонкому краю. В ходе работы с плетнем это направление меняют. Двери и окна также придется плести. Крышу вяжут к стенам на веревку либо лыко. Для зимы нужна внешняя стена с засыпкой пустоты.

ТРАДИЦИОННОЕ ЖИЛИЩЕ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОГО РАЙОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ: ТУРЛУЧНЫЙ ДОМ

Традиционное жилище восточнославянского населения Ленинградского района Краснодарского края относится к типу, в основе которого лежат восточноукраинские и южнорусские метропольные традиции. Наиболее распространен здесь были два типа жилищ: турлучные и саманные. Для того, чтобы иметь материал на сволока, слежи и сохи, на меже двора высаживались акации. Зимой обычно происходила и заготовка кровельного материала – камыша. Саманные кирпичи заготовлялись за год, несколько месяцев или недель до строительства.

Под новый дом выбирали место, чтобы не было сырости, неровностей. Время начала стройки определяли по святцам. Согласно полевым материалам, фундамент в населенных пунктах Ленинградского района до 1960-х гг. – весьма редкое явление.

Вокруг дома делали прызьбу – цоколь из глины. При возведении дома важное место принадлежало традиции взаимопомощи. При замесе имели важное значение воспитательный и игровой аспекты традиционной культуры для подростков.

С настилом потолка (горища) так же была связанаа традиция взаимопомощи. С потолком были связаны представления о верхе, возрастании, а, следовательно, о богатстве и плодородии, что находило отражение в соответствующих обрядовых действиях. Несущие балки – сволока – поднимали на полотенцах. Во время заливки в горище вмазывали деньги. После того, как горыща налылы», накрывали стол и отмечали новЫну.

После того, как дом был готов полностью, отмечали вхОдыны, на которые приглашали родственников и соседей.

Обычно устраивались несколько комнат (велыка хата, мала хата) и сени. Печи выкладывались из кирпичей на кирпичном же основании, через потолок на крышу выводился плетеный дымАрь, обмазанный глиняным раствором.

Крыши крыли в населенных пунктах Ленинградского района двумя способами: «в настил» и «под корешок».

Подворье огораживал лиской. Из хозяйственных построек подворья старожилы называли турлучный навес, сарай, погребнык, свинушник (саж)

Под святой угол закладывали монету. Демонологические представления о домовом в полевых материалах 1993 г. крайне фрагментарны, в материалах 2021 г. не встречались вовсе. В Ленинградском районе зафиксированы мифологические представления о пороге, как о границе между своим безопасным пространством (домом) и чужим, опасным миром.

Фотография для обложки объекта
ОНКН Категория:
IV. Традиционные технологии 3. Строительство
Конфессиональная принадлежность
Православные
Русский. Кубанский говор.

Российская Федерация, Краснодарский край, Ленинградский район, станицы Ленинградская. Крыловская, Новоплатнировская, хутора Белый, Куликовка.

Ключевые слова:

Ленинградский район район, русские, кубанские казаки, традиционное жилище, дом, турлучная хата, традиции взимопомощи, хозяйственные постройки

Полное описание:

Некоторое представление о географии распространения турлучного дома и зависимости их от социальной принадлежности владельцев жилища даёт перепись 1897 г.

Для того, чтобы иметь материал на сволока, слежи и сохи, «сажали по межам, у каждого двора на меже акации, особенно впереди и сзади. Уже акации были разной толщины» (НП5). Кроме того, дерево после войны заготовляли в лесополосах, насаженных рощах. Подходящие стволы заготавливали на лето, чтобы они полежали и просохли. По словам В.И. Стрелецкого, заготовляли «тонкомер акации, она ошкурена вся, ошкурена обязательно. Акацию надо год держать, и кривая, и всякая, и вот это, где-то нашли дощечку, набили, выровняли» (НП5).

Зимой обычно происходила и заготовка кровельного материала – камыша. В.И. Стрелецкий рассказывал: «Приходишь в стансовет, платишь рупь за сто кулив. Тагдашние деньги послевоеннные. Приходишь (на реку. – О.М.), там хоть двести, камыш, кто его считал» (НП5). В ряде населенных пунктов добыть камыш было не просто из-за разного рода ограничений. В.В. Тёр писал о хуторах Ромашки и Западный: «Для покрытия крыш выкашивали камыш до корешка. Им же топили печки. Камыша катастрофически не хватало для покрытия крыш новых общественных саманных построек в мелких колхозах имени Куйбышева, имени БВО, «Красный Путиловец» и «Политотдел». Тогда западный сельский совет в законном порядке наложил мораторий на косовицу камыша на территориях хуторов Ромашки, западного, бывших Неяковского, Матросы. Выделялся «пай» на него лишь некоторым застройщикам при наличии справок по уплате налогов по самообложению. Участились (да-да!) случаи хищения листового камыша. На охрану его выезжали объездчики, комиссии по учету и отпуску кулей. В засуху, например, при косьбе луговых трав косари незаметно «прихватывали» и молодой камыш. За это штрафовали как за причиненный ущерб» (Тёр В. Газыри на казачьей черкеске. Записки о прошлом и настоящем Кубани. – Ленинградская: Ленинградская типография, 2008. – С. 61).

Камыш срезали по льду инструментом, который называли стругачки (НП5), стругалочки (Крыл4), резак (Бел3), коса (Лен2). Информаторы так описывали этот инструмент: «Вот так вот прямо лезвие, как стиральная доска, только пустая, а тут резец. И вот это ж камыш стоит, выходили на лёд, и прямо по льду его: вжик, один срезал по льду, а кто-то складывал. И потом домой завозили» (Крыл4).

Закупали турлук: «Из лесхоза привозили турлук. Дерево такое турлук, оно очень хорошо гнулось» (НП5).

По мере возможности приобретались доски и лес из лесных районов края. До революции, по словам В.И. Стрелецкого, которому приходилось разбирать старые дома, «лес рубили только в декабре, щас круглый год рубят, тагда только в декабре. Это был фондовый, выдержанный лес» (НП5). После уборки заготовляли пшеничную солому.

По словам старожилов, когда шло заселение, дома ставили «кто где хотел», однако потом постройки стали выравнивать по линии улиц. По словам В.П. Прокофьевой, «раньше, как вот идёт улица, должно крыльцо впириди быть, как уроди сюда. Тот дом, значит, тоже крыльцо отсуда. Тот дом тоже крыльцо отсуда. Тогда вси за одним ишли дома, так и строют» (Л392). В.И. Пручай отмечала: «Выбиралы, с какой стороны улица идет. Обычно штоп по улице окна были, ровно, штоп оно подряд было» (Л398).

Под новый дом выбирали место, чтобы не было сырости, неровностей: «Выбиралы, штоп колодца ни було, ямы ни було, а тож дом садыться» (Л398). При возведении нового дома на старом подворье старались строить «не на том самом месте, а чуточку сдвинь по солнцу. Поверие такое» (НП5). В то же время, «если места ны було, то и строилы (на старом месте. – О.М.). Сгорталы, вывозылы так и ставилы дом» (Л392).

Время начала стройки определяли по святцам: «Подывись Святцам, ставь хату не на мучэныка, а на угодника. Штоп на мучэныка не попало» (НП5). Строились «после уборочной, колы солома, полова». Нежелательно было строиться в високосный год (Л398). В.И. Стрелецкий указывал, что турлучные дома строили «в июле, в середине лета», чтобы все хорошо просохло (НП5).

Время стройки, таким образом, зависело от времени и достатка хозяина, народных представлений о нежелательности начинать дело в определенные дни, климатических условий.

Согласно полевым материалам, фундамент в населенных пунктах Ленинградского района до 1960-х гг. – весьма редкое явление. «Фундамент сразу (во времена детства информатора. – О.М.) не делали», – говорил В.П. Щербатенко, 1946 г.р. (Лен5). Ю.А. Стоякин, 1949 г.р. отмечал: «Фундамент не делали. Если турлучный, то – прямо на земле» (Крыл4).

На хут. Белом, по словам А.Т. Ефименко, 1938 г.р., «фундамент делалы: выкопавалы канаву, расчиталы, колышкы повбывалы» (Бел3). В.В. Тёр, 1949 г.р., рассказывал, что даже во времена его молодости «фундамента не делали, это если хозяин такой богатый, што надо найти песок или гравий привезти, тада дейстительно, падкапывали чуть-чуть, сантиметров двадцать, засыпали гравием, а потому уже выравнят» (Лен2). По словам В.П. Даниловой, канаву под фундамент копали, но под засыпной: «тодиш ны було шо заливать» (Лен392). Стены старых домов, стоявших на земле, укрепляли в 1970–1980-е гг.: подкапывали углубления под стены, засыпали гравием и заливали глиняным или цементным раствором (Л398).

О технологии возведения турлучного дома В.П. Данилова рассказывала: «Забывалы сохы, такы брёвна добови, акациёви. Забывалы, тоди снозы делалы. Заризалы дыры таки и закладалы доски, бруски такие. Закладалы и тада камышом их пиривязывалы. Снопики такы делали по длине яка высота будэ и привязывалы с одной стороны друг от друга отак, а потом ишли с лицивой стороны, с хатней стороны. так оно получалось как ришётка и тада уже глину мисили с саломой и напихали туда салому. Это назывался турлушный дом. Эти дама турлушные, эти акации или дубы они сто лет стаяли и дом этот стоит сто лет. Он и лёхкий, весь он тока ис глины и с камыша и сохи. Сохы ставят и по углах и на прычилку. Дэ викна распридиляют, дэ викан нимае, тут соха, тут соха, тут викно, так от и ставылы» (Л392).

По словам жителя ст. Крыловской Ю.А. Стоякова, «кагда уже каркас делали, навязывали пучки камыша, стены эти делали . По краям ставили столбы акациёвые. Такы кривэньки, манэньки. Ставили дверной проём, были жэрди из акации, верх и низ, и вот это делали, как забирали из камыша, закрывали эту всю половину. А дом по периметру то же самое. Стены были, столбы были, и потом отсюда ляп, ляп, и оттуда ляп. Ляп. Разравнивали» (Крыл4).

Л.Д. Мирошниченко: «На акациёвых сохах ощипы делали. Потом камышом пучковали, пучки вязали, все это дело, с двух сторон. Снозы ставили между сохами, а потом снозы эти соединяли рейки между сох. Забивали с двух сторон глиной» (Крыл5).

Более детально возведение турлучного дома описывал житель ст. Новоплатнировской В.И. Стелецкий: «Чуть-чуть закапывали, штоп не шатались, в основном акация, дуб, любая дровеняка, в основном акация. В каждом столбе задалбывали ямки, пазы. Это сохи назывались, углавы. В углах сох, где окна, где двери – тоже соха. Небольшое прастранство, метра полтора, вкапывали чуть-чуть. Связывалось это всё поверху. Акацию связывали поверху, либо досками. А вот эти, через восемьдесят-девяносто сантиметров эти паперечины. Прибивали вот эту абришотку, прибивали гвоздями. Вот это все готово – каркас. Патом месили замес и забивали всё это глиной. И без доступа воздуха. Талщина где-то сантиметров тридцать стены, с двух сторон. Первая мазка – глина, земля, все равно. Насыпали круг такой, поливали водой, вот такой талщины сантиметров тридцать соломы, свежей соломы этаго года, пшеничная, для самана, и вот этай забивали турлучные дома. Забивали свежей соломой (замес. – О.М.) и потом загоняли лошадей. И месили, месили до такой степени, кагда уже хорошо на вилы берется, и в то же время вязкая, клейкая и густо перемешанная солома с грязью этой». Определял готовность раствора «старик, старший, хто вот тут командовал этим всем делом. Заходили мужики босиком, штаны заворачивали выше колен, заходили в замес, вилами пробовали, ногами пробовали: «Всё, хватит!». Всё, накрывали соломой нетолсто, поливали водой, оставляли до утра. Это делалось в субботу. В воскресенье утром опять лошадей заводили туда, в замес и промешивали ещё раз. На санках на этих, не на колесах, а на санках подвозили на лошадях (раствор. – О.М.). Женщины, мужики хватали эту грязь, дрючок такой, санки эти переворачивали и ехали обратно, в замес, опять подвозили, опять переворачивали, тут кучами накидывали, а женщины, мужики в окна перебрасывали сюда внутрь, с обеих сторон сразу. Забивали вот это одновременно» (НП5).

Вокруг турлучного дома делали прызьбу – цоколь из глины. При возведении дома важное место принадлежало традиции взаимопомощи. В.И. Балаклиец, выросшая на хуторе Восточном, говорила, что «все соседи приходили, раньше так было. Вот эти все дома построенные – люди ходили друг до друга и помогали» (Лен6). В.П. Данилова отмечала: «Сообща всё, если строица сосет, значит все идут помогать. А потом сели, закусили, выпили, напелись, натанцывалися и всё. И было дружно и друг другу помогали» (Л392).

При замесе имели важное значение воспитательный и игровой аспекты традиционной культуры для подростков. В.В. Тёр рассказывал: «Мы, пацаны, нас может двадцать было, мы все ждем, кто ж будет на лошади ездить, если в субботу пускають лошадь. В субботу, если я поработал, у меня вся жопа вбита» (Лен2). Л.Д. Мирошниченко: «Как узнали, в каком подворье замес, туда пацанва бежить, и ещё боролись – кому месить» (Крыл5). Ю.И. Стояков рассказывал, о том, как в детстве с ребятами спорили, кому верхом месить раствор: «»Ты уже три круга, хватит, слизай!». Ну представь, без седла на этом (коне. – О.М.). Теперь значит так: перерыв, купать лошадей, нам в радость» (Крыл4).

С настилом потолка (горища) так же была связанаа традиция взаимопомощи. «Говорили: «прыхОдьте на горище». Вот те подают туда, на горище, и одновременно отсюда снизу потолок подмазывают. В основном мужики там в замесе, и здесь перекидали, а бабы мазали» (НП5). Ю.А. Стояков: «Собирался весь квартал: «Сегодня у меня горище», – говорили» (Крыл4). Л.Д. Мирошниченко: «Раньше, если горище, то вся станица участвовала. Если я кого не пригласил к себе на горище, то это обида» (Крыл5).

Ю.А. Стояков о процессе настила рассказывал: «СволОк, на него сверху камыш клался, и уже сверх этого камыша ложилась глина, и снаружи, там еще доски вот такие ложились. Мужчины подвозили глину, а женщины мазали» (Крыл4). В.И. Стрелецкий утверждал, что в качестве центральных балок поднимали и устанавливали на каркасе дома пару сволокОв из акации, на которые помещали поперечные акациевые слэжи: «Одновременно на потолке стелят вдоль сволоков. Поперек вот этих слэжэй, стелят камыш. Там всё равно какой: толстый, тонкий, лишь бы подлинее, стелят камыш где-то двенадцать-пятнадцать сантиметров толщиной. Его потом придавят, и туда грязь подают. На козлах доски кладут, на доски, а потом с них на горище» (НП5).

С потолком были связаны представления о верхе, возрастании, а, следовательно, о богатстве и плодородии, что находило отражение в соответствующих обрядовых действиях. Несущие балки – сволока – поднимали на полотенцах (Л395, Бел3). Во время заливки в горище вмазывали деньги (Л398). После того, как горыща налылы», накрывали стол и отмечали новЫну, приговаривая: «Нова ноЫына, ны болЫть ны голова, ны спЫна» (Л398). «Сделали горище – потом застолье», – говорил Л.Д. Мирошниченко (Крыл5). После того, как дом был готов полностью, отмечали вхОдыны, на которые приглашали родственников и соседей (Лен5).

Обычно устраивались несколько комнат и сени. По словам В.В. Тёра, планировались две-три комнаты и кухня (Лен2). По словам Е.И. Пручай, в её доме комнат «было четыре: прыхожа, кухня, спальня и зал. И сталовая. С крыльцом была, отдельный ход был, када какие гости приежают» (Л395). В.И. Стрелецкий говорил: «Две комнаты и сИны. Заходишь – сины. Потом – мала хата, а то – велыка хата» (НП5). В сенях зимой держали скотину: «В синях корова стоит. Телят заводили в малу хату, держали до самой весны» (НП5). Из сеней можно было по драбыне (лестнице) через ляду (чердачное отверстие) попасть на чердак На чердаке хранили сУшку (сухофрукты) в полотняных мешках, «початки кукурузы, пшеницу, получаемую в колхозе, туда мыши меньше доставали, семечки выбитые с подсолнуха, сУржа – это пшеница пополам с ячменем, поле было сорное после войны» (НП5). В сенях устраивали также кладовку, где хранили «косы плетеные лука, ботву не обрезали, лук и чеснок в мешках, перец вешали. Лук иногда и в комнате, в малой хате» (НП5).

Печи клали специалисты-печники. В ст. Крыловской в годы юности Ю.А. Стоякова в 1960-е гг. «печников два было на станицу» (Крыл4). Печь ставили «как в кухню заходишь. Кухни делали большие, патамушо там и исты надо, и гатовить нада. В углу пичь. Тут витиля хлип пичуть. Сбоку плыта шо там гатовить. А чирис плыту на прыпычик, на пичь лазыли» (Л392).

Печи выкладывались из кирпичей на кирпичном же основании, через потолок на крышу выводился плетеный дымАрь, обмазанный глиняным раствором: «Сволок этот поперечный ложился так, штобы та комната, парадная, вроде как красивая была, побольше, а эта кухонка, где кухня вся, поменьше, ну и так, штобы можно было дырку прорубить, штобы печка на сволок не попадала. На поворотах, под углом сорок пять градусов надо ложыть глыну, штобы там пустого пространства не было, и тут всё обмазать, штоб дым идёть, бац! И начинает крутиться, а кагда он плавненько идет на следующий поворот Вверху там, Бог с ним, глиной, штоп он кругленько заходил. От сволока до низу соха, до доливки, и двери в велыку хату – вот это всё замазывается, а это оствляется для печки. Кагда печку поставили, с той стороны можно духовку. И с этой стороны, и с той стороны. Иногда с этого, трактора большого – ЧэТэЗэ, вставляли гильзу чугунную, тоже накалялась и тепло давала, а духовка с крышкой – там, сушили всякое такое, закваску ставили, кагда уже печка прогорит» (НП5). Печка обязательно белилась. Кубанские печи информатор сравнивал с подмосковными: «Там повидали – везде печи ободранные. У нас на всю станицу позор был. Если хата не белена, или печка, это в порядке вещей» (НП5). Золу высыпали в огород, кроме того по улицам ездили колхозные брички собирать золу. В качестве топлива использовали кизяки, которые изготовляли из перегнившего коровьего навоза, смешивая с соломой и водой месили ногами и выделывали в саманных станках. Кроме того, «кукурузу убрали на огороде, подсолнух. Вот эти все коренци, кагда после вспашки ходили по огороду, собирали, корни от земли отряхивали. Оббивали и складывали где-нибудь тоже под хлеб, хлеб печь, ну и што-нибудь такое серьезное. Шляпки с подсолнуха, кукуруза складывалась, соломой накрывалась. Камышом топили» (НП5).

Вдоль стены дома устраивали навес из камыша – пиддАшки (Крыл5).

Крыши крыли в населенных пунктах Ленинградского района двумя способами: «в настил» и «под корешок». «Если в настил камыш, то вязали паркИ сантиметров пятнадцать-двадцать в диаметре. Первый ряд прогоняется от первой жерди до второй жерди, и туда пусть свисает, чёрт с ним, а тут выпушка сантиметров тридцать. Всё это – первый ряд. Привязываем шпагатом. В каждом дворе была деланная прядевая конопля. Тада ж не было моды курить, тада использовали по назначению, не для дури. И верёвки, и шпагаты из неё крутили Второй ряд ложится также, выпускается остришок, метелки выпускаются еще дальше. Потом его подрубают топором . Следующий ряд уже ложится метелками вниз, вот так, чтобы тут заходило за следующую жердь и перекрывала вот этот шпагат, которым привязаны нижние два парка. Следующий также ложится, чтобы перекрывали шпагат. И вот здесь, аж под верхом, на последнем ряду. С обеих сторон они вот этими торцами два парка сходятся, сошлись. Остаётся там небольшой зазорчик. И теперь вот это всё бурьяном, соломой делается, вымащивается верх, длинной соломой, соломой этого года. Она привязывается хорошо, выбивается поверх вымостки вот этой. Во всю длину делается кабан (гребень). Тоже парок такой же толщины, парок связанный шпагатом, и рогозом вязали, проволокой. Рогоз – это ж в речке растёт. Рогозем таким мягким вязали, либо шпагатом, но чаще всего рогозом.

Потом на лицевом конце делается такой же парок потолще, сантиметров может быть двадцать пять, а то и тридцать, на конец. Вот его разделяют пополам, тут онкрепко связан рогозом, шпагат сгниёт быстро, рогозом там. Внизу остаются торцы, сантиметров двадцать. Они же это разделяются вот так пополам и ставятся на кабана. Потом в этого кабана загоняется заостренная палка, сантиметров шестьдесят желательно, с загуголеной, ну как шляпка на гвозде, и зашивается это все сквозь настил, сквозь кабана, забивается сквозь кули по эту сторону от страпила, и там к страпилу она чем-нибудь прикручивается, либо шпагатом, либо проволокой. Эта загуголина называлась притюжина. И весь гребень притягивался посредине притюжинами с обеих сторон, и загуголинами протыкался сквозь всю кровлю, прижимал» (НП5).

Кроме того, делали плетеный гребень: «Сажусь я верхом на грэбэнь, на кабана вот этого, отделяю от первого парка, от углового слева или справа горсть отделяю камыша, а с этой стороны ложу метелками вниз. Такую же горсть завожу и придавливаю вот этой, што я отделил, придавливаю вот на эту сторону, и отпускаю его вдоль кровли. Теперь вот это ж у меня торчит обрезок сюда, а метелка вверх. Кладу с этой стороны теперь такой же пучок, и вот этими метёлками загибаю и ложу на этот скат кровли. С этой стороны опять срезом туда, а метелками вверх. Получается каждый раз я его прихватываю, каждый новый пучок прихватываю предыдущим пучком. Потом, когда до края сделано, и потом на этом краю вот такой же разделяется. Там как-то подкладывается сверху под последнего, и тогда же вдоль по обеим скатам вот эти притюжины, и тоже загуголинами этими пришиваю к этому» (НП5).

На кровлю выбирался камыш «не больше пяти-шести сантиметров, и отборный, конечно. Толстый выбрасывался, ломанный выбрасывался, а метелки вообще не нужны, но раз есть, чёрт с ними, некогда их. И чем камыш плотнее, влага туда не просачивается» (НП5).

При способе кровли «под корешок» «тут опять-таки камыш отборный и обязательно без листа. Делается деревянная лопата, как весло, но вдоль вот этой лопаты три таких штапика, три таких рейки набивают, и по краям, и посередине, такие – полтора-два сантиметра высотой. Парки вяжутся такой толщины. Первый ряд ложится такой же, срезами вниз, а метелками туда внутрь. Теперь, тут уже надо вдвоём, проложил я этот первый ряд, потом помощник ложит вот этот парок, ну можно и потолще, у кого какая замашка, но штобы камыш был отборный, и сразу пришивать его надо. И берёшь вот этим веслом, лопаткой поворачиваешь так, что реечку внизу. И вот этот куль подвигаешь. И так сдвигаешь все срезы камыша. Сделаешь так, чтобы снаружи вот так оставалось. Этим веслом подбиваешь куль, он развислый, он не туго связанный, просто он так слегка привязан, штобы не сыпался по кровле, штобы вот эти торцы срезанные выглядывали. И помощник, и ты тут же шпагатом всё это прошиваешь. Если первый ряд к обеим этим слежам-паперечинам привязываешь, то второй ряд только вот так, который потом будет перекрыт. И вот так прогоняешь, так же как шифер, не сразу весь, отступаешь. И следующий ряд, следующий ряд, и до самого верха. И вот это все подгоняешь. Там получаются метелки. Туда верх сходится. Выглядывают только торцы, и такая кровля лет семьдесят держится. И вот это до верха догоняешь оба ската, а потом наверху, тут уже сам Бог велел не разламывать, а плетеный гребэнь. Один дядько стоит внизу, подаёт парки, один сидит верхом на кабане и подает мне вот эти пучки, а я вот это плел, потом вот это перелезает и плетёт» (НП5).

Демонологические представления о домовом в полевых материалах 1993 г. крайне фрагментарны, в материалах 2021 г. не встречались вовсе. Сюжетов, связанных с приглашением домового в новое жилище не зафиксировано. Рассказывали только, что обитал домовой на горище, иногда его можно слышать, как он возился, шуршал, «казалы, шо домовой» (НП443). А.В. Нелипа, 1909 г.р., рассказывала, что в детстве «лазыла дывыться» домового на горище, но упала и сильно ушиблась (НП443). По словам В.К. Ветох, 1918 г.р., домовой явился ей в обличье мужчины в черном, в шапочке, с бородой и усами, когда её мама умерла и лежала на лавке ногами к иконам. Домовой спустился по иконам и стал тащить маму к себе. Вера Кузьминична прочитала «Отче наш», и домовой исчез. Обычно в таких случаях спрашивали: «На худо, чи на добро?», и прислушивались к раздававшимся звукам (Л383).

В Ленинградском районе зафиксированы мифологические представления о пороге, как о границе между своим безопасным пространством (домом) и чужим, опасным миром. Через порог, перед тем, как войти в новый дом, пускали в жилище голубей (Л398). Существовали запреты «зарубывать порожок и при том гришно это. Может тебе и руку отобрать, и пальчикы, и ношку. Не разрешали, шоп на порошке делали это. И садица ни надо на порожичок» (Л395). Нельзя было подавать через порог, поскольку «чирис парожик мы как раздилёныи». На пороге «лечили маленьких деток от сглазу или – не спит» (Л395).

Турлучный дом — что это?

ТУРЛУЧНАЯ ПОСТРОЙКА —
стены из шестов, вкопанных в землю, переплетенных
лозой или хворостом и обмазанных глиной. ; обычный тип первобытных степных построек на Дону и в Приазовье,
сохранившийся и до наших дней.

Подавляющее большинство жилых построек на Кубани составляли турлучные хаты. Вот как их описал историк черноморского казачества И. Д. Попка.
«Господствующие же у черноморцев постройки суть турлучные или мазанковые, в состав которых входит гораздо меньше леса, чем глины. Врываются в землю столбы, называемые сохами, и на них накладывается сверху «венец» , то есть бревенчатая связь, служащая основанием кровельным стропилам и матице. Стенные промежутки между сохами заделываются плетенкой из камыша или хвороста. Редко положенные от матицы к венцу доски с камышовой поверх их настилкой образуют потолок. Этот остов здания получает плоть и кожу из глины, смешанной с навозом» .
Турлучные постройки в изобилии встречаются в городах и сейчас.

Источник: http://www.ekaterinodar.com/history/forcedcity/arch/
Остальные ответы
Это дом из прутьев

Турлучные хаты. Их строили, на деревянной основе с переплетом из камыша, который с внешней и внутренней стороны густо обмазывали глиной. Турлучные хаты были распространены в области плавней и в прилегающих к ним районах, где солончаковая почва, плохо пропуская воду, способствовала размоканию нижних рядов самана. От этого кривились стены, что вынуждало казаков отказываться от использования самана при строительстве. В турлучных же постройках, если глина и размокала внизу, это не портило всю стену, и к тому же этот недостаток легко устранялся. Строя турлучную хату, ставили 15-20 столбов – «сох» – из дуба, которые закапывали непосредственно в землю или ставили на камни или на балки, положенные вдоль будущих стен. Если это жилище пана, в нем будет очень много окон, вдвое больше против того, сколько нужно; если урядника, то при нем будут присенки, крылечко на двух столбиках, вроде козырька при фуражке. Новые присенки при старой хате показывали, что шапка хозяина только недавно украсилась урядничьим галуном. Если в хате порядок и довольство, то на дымовую трубу будет надет деревянный островерхий колпак с петушком вместо кисточки, поворачивающийся на ветру.
Крыши турлучных хат крыли тремя способами:
1. «под щетку» ;
2. «в натруску» ;
3. «парками» .
Например, крыша «под щетку» крылась снопами камыша, которые называли «парками» . Накладывали парки снизу вверх, «корешками вниз, колосом вверх» .
Второй способ – «в натруску» — заключался в том, что камыш (а не только солому) набрасывали ни чем его не закрепляя. А чтобы его не разнес ветер, вдоль крыши накладывали жерди, перевязывая их жгутами из камыша («превёслами») , клали любую тяжесть.
Третий способ сооружения крыши – «парками» – несколько отличается от крытья «под щетку» : только первый нижний ряд парок привязывали корешками вниз, а остальные были направлены корешками вверх (тем самым крыша сверху была покрыта «колосьями» , которые растрепывались и портились быстрее, чем корешки) .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *