Чем раздувают огонь в кузнице
Перейти к содержимому

Чем раздувают огонь в кузнице

  • автор:

Кузнечное дело

Кузнечное ремесло является очень древним. Археологические находки показывают, что уже в каменном веке наши далекие предки обрабатывали самородные металлы и метеоритное железо при помощи каменных ударных инструментов. В I тыс. до н. э. кузнечная обработка в сочетании с термической обработкой были хорошо известны предкам славян, жившим на территории Древней Руси. Кузнечное дело было хорошо знакомо и донским казакам. Некоторые казаки были известны как кузнецы, например, Микифор Сидоров, ездивший в 1642 г. в Москву со станицей атамана Абакума Сафонова. Кузница была найдена при раскопках Кагальницкого казачьего городка. Кузница имелась и в зимовище воровских казаков на Кулалинском острове на каспийском море. Видевший это зимовище стрелецкий сотник Л. Медведев сообщал, что там стрельцы нашли «мешок железа обломков всяких, и подков лошадиных тезицких, да мехи кузнецкие». И если даже в небольшом отдаленном зимовье у воровских казаков была кузница, это служит указанием на распространенность кузнечного дела среди казачества.

При раскопках Кагальницкого казачьего городка обнаружена кузница XVII в. площадью 6 х 4 м. Она была под навесом и, вероятно, огорожена плетнем. Глиняная площадка овальной формы (1,5 х 0,8 м) в центре может рассматриваться как остатки от основания горна. В районе кузницы найдено большое количество металлических предметов: струбцина, топор, рыболовные крючки, серп, предметы вооружения и отходы производства (обломки металлических пластин, обрубленные стержни, металлический пёк и т. д.).

Эти раскопки дали практически единственное самое общее описание кузницы, работавшей на Дону. В источниках и исторической литературе мы не встретим больше никакой информации. Можно предположить, что донские кузницы XVI-XIX вв. выглядели так же, как их славянские и не только славянские собратья. Тогда более подробно восстановить их внешний вид и технологию производства помогут сведения из русской истории и этнографии.

Кузнечное дело, первое среди всех ремесленных специальностей, вызвало необходимость специально оборудованного помещения, отделенного от жилища ремесленника. Уже в IV-V вв. н. э. позднедьяковские кузнецы на территории Волго-Окского междуречья работали в специальном нежилом помещении — кузнице.

Кузнечный горн служил для нагревания железа и стали при кузнечной ковке или готовых изделий при термической обработке. Сравнение древнерусских археологических материалов с этнографическими данными и письменными источниками позволяет считать, что конструкция горна была довольно проста, представляя собой обыкновенную жаровню с воздуходувными мехами. Еще в начале XIX в. у некоторых тульских кузнецов были кузнечные горны, своим устройством не отличавшиеся от горнов даже дьяковских кузнецов. Топливом чаще всего служил древесный уголь.

Необходимым дополнением к кузнечному горну являлись кочерга, пешня, железная лопата и прыскалка — швабра из мочала для смачивания угля водой.

Меха. Кузнечный горн требовал такого же температурного режима, что и сыродутная печь, например, железо при сварке необходимо нагревать до температуры 1400-1460°. Для усиления горения угля и повышения температуры в горне требовались мощные меха. Дутье-вое устройство состояло из воздуходувных мехов, нагнетавших воздух, и огнеупорных сопел, подводивших воздушную струю в печь. Чтобы поток воздуха при нагнетании простыми мехами был непрерывен, должны были работать два меха.

Кузнечный мех имел повсеместно очень устойчивую форму: две вытянутые сердцевидные (клиновидные) планки, объединенные кожей, собранной в складки, чем достигалась возможность раздвигать планки. Узкий конец планок оканчивался трубкой — соплом, вставлявшимся в горн. В планках делались отверстия с клапанами для вбирания воздуха внутрь меха. Такой воздуходувный мех можно было обнаружить в деревенских кузницах еще в XX в.

Устанавливался мех по-разному, но при всех установках его ставили так, чтобы кузнец, не отходя от горна, мог производить дутьё. Сопло вставляли в горновое гнездо, а мех прикрепляли за стержни на деревянных стойках на такой высоте от пола, как и горновое гнездо. Стойки сверху соединяли бруском, к этому бруску подвешивали коромысло, один конец которого соединялся верёвкой с нижней крышкой.

Диаметр дутьевого канала в соплах колебался от 20 до 27 мм, а наружный диаметр сопел был 55-60 мм. Наибольшая длина дошедшего до нас обломанного сопла равна 20,5 см, но, судя по археологическим и этнографическим материалам XVIII-XX вв., сопла достигали длины 40-60 см. Делались они из глины, часто с примесью песка и очень мелкой гальки.

Основной инструментарий кузнеца состоял из наковальни, молота, молотка, клещей, зубила, бородков. Все клещи, а также молоты и наковальни изготовляли из обычного кричного железа. Специализированные кузнецы, кроме того, имели гвоздильни, нижние зубила, подсеки, обжимки, подкладки, штампы, напильники, тиски и круговые точила. Этот инструмент широко представлен среди археологических материалов, что дает возможность описать каждый вид инструмента в отдельности.

  1. кузнечный молот,
  2. кузнечный молоток,
  3. кузнечные клещи большие,
  4. клещи малые,
  5. гвоздильня,
  6. кузнечная наковальня,
  7. фигурная наковальня,
  8. подсека, бородки,
  9. напильники,
  10. клещи-плоскогубцы,
  11. ювелирные тисочки,
  12. ювелирный пинцет,
  13. кузнечный пробойник,
  14. паяльник,
  15. кусачки,
  16. ювелирная наковальня,
  17. ножницы по металлу,
  18. зубила,
  19. молоток для чеканки,
  20. ювелирный молоток.

Наковальня ставилась на толстый чурбан, врытый в землю. Низ наковальни крепился к чурбану железными костылями.

Устанавливалась наковальня от горна на таком расстоянии, чтобы кузнец свободно мог проходить между нею и горном, и с таким расчётом, чтобы она находилась с правой стороны. Когда кузнец стоял лицом к горновому гнезду, высота установки должна была быть такова, чтобы верх наковальни был ниже локтя кузнеца примерно на ¼ аршина (18 см — авт.).

Древнерусские кузнечные наковальни представляли собой массивные подставки весом более 8 кг двух видов: 1) прямоугольные, 2) с прямоугольной рабочей поверхностью и отростком с одной стороны в виде одного или двух рогов. Эти наковальни отличались от совре-менных только своей нижней клиновидной частью, которой они вбивались в массивный деревянный чурбан. Переход к плоскому основанию наковальни произошел позднее, в XVI-XVII вв.

О форме деревянных рукояток в силу плохой сохранности дерева можно судить лишь по отверстиям для рукоятки в головке молота, которые были овальной и круглой формы. Длина рукояток колебалась от 350 до 700 мм. Для упрочнения насадки головки молота в торец рукоятки загонялся железный клин.

Слесари и кузнецы, кроме описанных зубил, применяли для рубки металла еще один вид инструмента. Это так называемая подсечка или нижнее зубило. Он состоит из клина-зубила, переходящего на другом конце в пирамидальное острие, которым зубило вбивалось в массивную деревянную подставку. Общая длина таких зубил достигала 75 мм, длина зубильного клина 38 мм, ширина лезвия 2,2 мм, угол лезвия 30°. При рубке изделия его клали на лезвие зубила и ударяли по нему молотком. Подобные зубила были одним из основных инструментов гвоздочника. На них, при массовом изготовлении гвоздей, гвоздочник отрубал тело вытянутого стержня.

Бородок (пробойник). Сквозные отверстия разных размеров и форм можно было пробить на железных изделий лишь особым инструментом, называемым пробойником, или бородком. Бородок имел форму удлиненного стержня с заостренным концом, который делали из стали и термически обрабатывали. Другой конец стержня, по которому наносились удары, был расплющен и имел округлую форму. При работе с бородком под изделие на место, где нужно было пробить отверстие, ставилась подставка с отверстием соответствующего размера. Такие пробойники в большом количестве найдены и на Дону в Саркеле-Белой Веже.

Обжимки. Технологическое изучение фигурной кузнечной продукции выясняет наличие еще одного вида кузнечного инструмента — фигурных штампов-обжимок и подкладок. Ряд кузнечных изделий, например стрелы, имеет у черенка тонкие фигурные венчики, выполнить которые можно лишь путем давления фигурным штампом-обжимкой. К числу железных предметов, изготовленных с применением обжимок, можно отнести фигурные пряжки, поясные наборы, фибулы, булавки, бляхи, подвески, железные украшения сбруи, копья, стрелы, фигурные удила, гирьки и т. п.

Технология работы со штампом-обжимкой заключалась в следующем. При одностороннем профилировании на наковальню клали кусок нагретого железа определенного размера. На него, в требуемом месте, накладывали штамп-обжимку, на котором в негативном изображении был нанесен рисунок изделия, и затем ударяли молотом. Если предмет профилировали со всех сторон, то под штамп-обжимку дополнительно клали также фигурную подкладку.

Тиски. При опиловочных, ювелирных и особенно слесарных работах было необходимо зажимное приспособление для удержания обрабатываемого предмета. В настоящее время таким приспособлением являются металлические тиски. В XII-XIII вв. слесари и ювелиры могли применять деревянные винтовые тиски-зажимы, а также клиновые или кольцевые за-жимы.

К специализированным инструментам кузнецов относились гвоздильня и напильник.

Гвоздильня. Для изготовления головок гвоздей и заклепок требовалось особое приспо-собление, в современной технике называемое гвоздильней. Это толстая плоская пластина-планка с одним или несколькими отверстиями круглой или квадратной формы, на которой осаживают и расклепывают головки гвоздей и заклепок. Шляпки-головки большинства древнерусских гвоздей и заклепок осажены и расклепаны.

Гвоздильня с Княжей Горы

Гвоздильня хорошей сохранности найдена на Княжей Горе. Это толстая пластина длиной 120 мм, шириной 20 мм и толщиной 10 мм. Она имеет два круглых отверстия разного диаметра. На одном конце пластина гвоздильни переходит в заостренный черенок, на который надевалась рукоятка для удерживания гвоздильни во время работы.

Наждачный камень. Одним из видов механической обработки металла было точение на наждачных камнях. У большинства качественных изделий после кузнечной ковки поверхность обрабатывали на камне, а у некоторых изделий даже конструктивные элементы формы вытачивали простым или фигурным камнем. Это был единственный вид технологической операции холодной обработки черного металла, не считая обработки напильником. Поэтому очень важным приспособлением в кузнечной мастерской стал точильный круг.

На Дону залежи железной руды были неизвестны и ее обработкой не занимались. Даже южная часть Московского государства, усиленно колонизовавшаяся в XVII в. в связи с продвижением все дальше в степь передовой линии крепостей, не была богата пунктами выработки железа. Поэтому область донского казачества снабжалась металлами для кузнечного производства из более северных районов.

В XVI-XVII вв. как и в предыдущих столетиях, получение железа производилось крестьянами в ручных домницах, в районах залегания болотной руды.

На рынок поступало главным образом кричное железо (неправильной формы слитки ок. 12 см длиной), а также «уклад» — стальной сплав. Частично железо продавалось в полуфабрикатах: белое, листовое, ножевое и др. В небольшом количестве поступало оно и из западных стран: шведское и английское.

Из уклада и кричного железа изготовляли большое количество изделий, при этом основа их делалась из железа и лишь на рабочие части наваривалась сталь. Поэтому, как показывают специальные исследования, на металлические изделия стали шло в 8-10 раз меньше, чем железа.

В XVIII в. после Кучук-Кайнарджийского мира, открывшего для русской торговли Черное море, уральское железо стало направляться к Таганрогу по Каме и Волге до Дубовки для перевала от нее на Дон. Естественно, что железо и изделия не только провозились, но и продавались в попутных городах и больших селениях.

Техника ручной ковки очень мало изменилась со времени Киевской Руси до XIX в. Сохранившиеся образцы кузнечных изделий показывают, что мастера обработки металла в совершенстве владели разнообразными технологическими приемами: свободной ковкой, сваркой железа и стали, обточкой металла на точильных кругах, холодной резкой и полировкой, покрытием и инкрустацией железа цветным металлом и др. Наряду с этим кузнецы XVII в. умели создавать и такие сложные механизмы, как часы.

К вещам наиболее простым для изготовления нужно отнести ножи, обручи и дужки для ушатов, гвозди, серпы, косы, чересла, долота, шилья, кочедыги, медорезки, лопаты и сковороды. Все эти плоские предметы не требовали специальных приемов и могли быть, в случае особой необходимости, изготовлены и без подручного кузнеца.

Во вторую группу мы должны отнести вещи, требующие сварки, как, например: цепи, дверные пробои, железные кольца от поясов и от сбруи, удила, светцы, остроги. Следы сварки почти всегда удается проследить, так как, несмотря на легкую свариваемость железа в состоянии белого и даже красного каления, швы не всегда хорошо проковывались. Таким образом, удается установить, что трезубая острога выкована не из одного куска, а из трех стержней, нижние концы которых сварены ковкой.

Следующим техническим приемом было применение зубила или молота для разрубания железа. Этот прием мог быть применен только при совместной работе обоих кузнецов, так как нужно было, во-первых, держать клещами раскаленный кусок железа, что при небольших размерах тогдашних наковален было нелегко, во-вторых, держать и направлять зубило, а, в-третьих, бить по зубилу молотом. Зубило участвовало в выработке следующих предметов: ушек для ушатов, лемехов для сох, тесел, мотыг, жиковин дверей. При помощи пробойника, пробивающего отверстия (принцип работы тот же, что и с зубилом), пробивались ножницы (осевые), клещи, ключи, лодочные заклепки, отверстия на копьях (для скрепления с древком), на оковках лопат.

Наиболее сложно было изготовление топоров, копий, молотков, замков.

Топор выковывали из длинной уплощенной полосы, которую огибали посредине, затем в сгиб просовывали железный вкладыш с таким поперечным сечением, какое было желательно для топорища, а соприкасающиеся концы полос сваривали вместе и получали лезвие топора. Обушную часть топора нередко разделывали зубилом для получения острых шипов, содействующих укреплению топора на рукояти. Так же делали проушные тесла, отличавшиеся от топора только поворотом лезвия. Существовал и второй способ ковки топоров, применявшийся только для изготовления боевых топоров, — изготавливались две полосы равных размеров, между которыми вставлялся вкладыш (перпендикулярно к длине полос), а затем полосы по обе стороны вкладыша сваривались ковкой. С одной стороны получалось лезвие то-пора, а с другой — или молот, или клевец, или же просто массивный оттянутый обух.

Копья ковали из большого треугольного куска железа. Основание треугольника закручивали в трубку, вставляли в нее конический железный вкладыш и после этого сваривали втулку копья и выковывали рожон.

Одной из самых сложных работ кузнецов было изготовление железных клепаных котлов. Для котлов делали несколько больших пластин, края которых пробивались «бородками» небольшого диаметра и затем склепывались железными заклепками.

Древние кузнецы изготавливали иногда и винты (напр., дверные кольца для замков), но делали их не нарезкой, а путем перекручивания четырехгранного стержня. Получавшиеся винты значительно крепче сидели в дереве, чем обычные гвозди.

Работы с зубилом, с вкладышем, кручение железа и сварка его — все это требовало обязательного участия двух кузнецов. Отсюда мы можем сделать вывод, что в кузницах, по всей вероятности, работали по два кузнеца: один — в качестве основного мастера, а другой — подручным. Не исключена возможность того, что для нагнетания мехов привлекалась еще дополнительная рабочая сила.

Ведущее место в работе кузнецов принадлежало выделке изделий, связанных с деревянным строительством: гвозди, скобы, судовые и дверные, оконные петли и крючки, а также орудия плотничьего мастерства: топоры, тесла, сверла, напарьи, долота, резцы, пилки. Разнообразны виды гвоздей: судовые (самые крупные — в 6 вершков, т. е. около 30 см), лодочные, тесовые, в том числе «двоетесные» (т. е. для сбивки двух тесин при обивке судов или стен), дымоволочные (дымоволоки — деревянные трубы в курных избах), кровельные, вершечные — прибивать «скалы» и т. д. Для декоративной отделки изготовляли гвозди с фигурными золочеными или серебряными шляпками («змейками», «репчатые»). Обитый такими гвоздями предмет становился нарядным.

Значительное место занимала выделка сельскохозяйственных орудий и деталей к ним: серпов, кос, сошников, ральников для сох и вил, оковок для лопат.

В связи с развитием выделки обуви специально для этого производства выделывались гвозди сапожные и подпятные, скобы и проволока к сапогам, шила, иглы.

Из бытовых изделий на рынке можно было купить сковороды и сковородники, ножи и ножницы (особенно славились ярославские ножи), светцы (подставки для освещения лучи-ной) и подсвечники, а также светильники (железная часть деревянного светца для лучины).

Значительно большая стоимость железа, по сравнению с деревом, приводила к тому, что в ряде случаев отдельные рабочие детали изготовляли из дерева и лишь оковывали их железом (лопаты, вилы, песты для ступ, жернова, коромысла и др.). Оковки для деревянных орудий труда шли на рынок как самостоятельный товар.

Среди изделий из железа большое место занимала выделка замков, отличавшихся огромным разнообразием по назначению, конструкции и размерам. Источники называют до восемнадцати видов замков, при этом трудно зачастую понять их отличия. Относительно обоснованно можно выделить два типа: вислые — наружные, подвешивающиеся на петлях, и «нутряные». Внутренние замки ставились и на хозяйственные постройки, и на сундуки. На последние ставились замки фигурные, с «личинами», украшенные вокруг ключевины какими-либо изображениями («ликами»). Из-за высокой стоимости железных замков их нередко заменяли деревянными с остроумным техническим устройством.

Меха кузнечные

Показать в высоком качестве

Кузнечные меха нужны были для нагнетания воздуха во время ковки железа. Они представляли собой кожаный мешок-гармошку с клапанами и регуляторами. Кузнечные меха, которые хранятся в коллекции Невьянского историко-архитектурного музея, состоят из головы в виде усеченной пирамиды из дерева и прикрепленных к ней трех каплевидных досок: верхняя и нижняя крепятся при помощи шарниров, а средняя зафиксирована жестко.

Кузнечные меха

Кузнечные меха помогали поддерживать высокую температуру металлических заготовок. Сначала металл нагревали до температуры в 1500–1600°, или, как говорят кузнецы, «до белого каления», когда он начинал светиться ярко-желтым цветом. После этого, освободив металлические поверхности от окалины, соединяли их, нанося по ним удары молотом.

Опытные кузнецы умели определять температуру металла при помощи собственной бороды. Мастер подносил к лицу раскаленную заготовку, и если волоски в бороде начинали потрескивать и скручиваться — железо было разогрето достаточно, и можно было приступать к ковке.

Освещения в кузнице не было: единственным источником света оставался кузнечный горн. Именно в полумраке кузнецам было легче всего следить за оттенками раскаленного металла и не допускать нарушений температуры. Перекаленное железо становилось хрупким, и изделия из него ломались и крошились. Если же металл прогрелся недостаточно, то обрабатывать его было очень трудно, а то и вовсе невозможно.

Плахов_Кузница_1845.jpg
Устройство кузницы

Кузнечный промысел был одним из самых распространенных в Невьянском заводе с XVIII века. Это было связано с профилем металлургического завода, наличием опытных в подобном деле мастеровых и сырья для производства. Располагались кузницы, как правило, на окраине селения, подальше от жилых домов: работа кузнецов была тесно связана с огнем, и в случае пожара огонь не должен был перекинуться на жилые здания.

В центре кузницы обычно был устроен горн, а рядом с ним располагалась наковальня. Основными инструментами кузнеца были меха, с помощью которых раздували огонь, а также молот, клещи и тиски. В качестве материала использовали разные сорта железа, сталь, иногда листовую медь. Кузнецы изготавливали металлические инструменты, бытовую утварь, цепи, упряжь, ботала, колокольчики и многое другое как на продажу, так и для своих нужд.

Чем раздувают огонь в кузнице

воскресенье, 25 февраля

Рига, Латвия
ВС, 25/02
ночь
облачно

/images/weather/n_2_10_0_0.jpg
3°..5°

Сейчас на сайте: 1 гостей и 0 пользователей.
Если у Вас есть вопросы общего характера, деловые предложения или пожелания, напишите нам письмо
© ККМ Клуб 2006 — 2022

KBS WORLD Russian

이미지타이틀

«South Korea and China are comrades who went through and overcame the hardships of the modern history together. I hope my visit to China will serve as a starting point to upgrade bilateral ties by another dimension based upon our comradely trust. As South Korea and China defeated the colonial imperialism, I hope we can overcome the current crisis of the North East Asia together.»

Moon said a nuclear North Korea cannot be accepted under any circumstances and once again stressed dialogue with North Korea.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *