Захватывали ли когда нибудь московский кремль враги
Перейти к содержимому

Захватывали ли когда нибудь московский кремль враги

  • автор:

За нами – Москва! За девять веков своей истории Белокаменной пришлось выдержать не одну осаду

Словосочетание «оборона Москвы» у нас прежде всего вызывает в памяти события Великой Отечественной войны и первую в ней масштабную победу. Но сколько раз Москве приходилось за всю ее историю отражать натиск врагов, а москвичам – жертвовать всем ради любимого города и Отечества? Наверное, даже самые компетентные историки не смогут ответить на этот вопрос. Начнем рассказ об этом с самого начала – от основания Москвы.

От детинца до кремля

Без оборонительных укреплений поселение времен основания Москвы трудно себе представить – археологи датируют постройку рвов и валов XII веком. Когда впервые в 1147 году о Москве упомянул летописец, укрепленная часть русских городов называлась «детинец», слово «кремль» появилось только в XIV веке.

Детинец Москвы, где останавливался князь с дружиной, изначально имел относительно небольшую площадь – примерно три гектара, обнесенные земляным валом, укрепленным дубовыми бревнами, с булыжной отмосткой у основания. Снаружи перед валом был выкопан широкий и глубокий ров. Археологические данные подтверждают, что эти укрепления располагались недалеко от места, где сегодня находится Большой Кремлевский дворец. Вал неоднократно досыпали и укрепляли, а вот жилища ремесленников и торговцев строили снаружи, и та часть города, которую называли посадом и где располагался торг, изначально была не защищена.

В случае военных действий население посада должно было спешить в детинец, надеясь оттуда отстоять город, и смиряться с тем, что их дома придется отстраивать заново.

И горе посадским, которые не успели скрыться за стенами укреплений! Впрочем, даже тем, кто успел, это ничего не гарантировало. Впервые Москва была уничтожена полностью меньше чем через столетие после даты, которую официально принято считать основанием, – во время монголо-татарского нашествия 1237–1238 годов.

Незадолго до этого князь владимирский Юрий Всеволодович (1188–1238) пожаловал московское княжение одному из своих сыновей – Владимиру Юрьевичу (1217–1238). Этот молодой князь и оборонял Москву зимой 1238 года от монгольского войска. Как сообщают летописи, у князя и воеводы Филиппа Нянки было «малое войско». И все-таки Москва держалась против тьмы захватчиков целых пять дней! Как написано в Лаврентьевской летописи, «тое же зимы взяша Москву татарове, и воеводу убиша Филипа Нянка за правоверную хрестьянскую веру, а князя Володимера яша руками, сына Юрьева, а люди избиша от старьца и до сущаго младенца; а град, и церкви святыя огневи предаша, и манастыри вси и села пожгоша, и много именья въземше отъидоша». Воевода погиб, князя взяли в плен (вскоре его убили у стен Владимира на глазах матери и братьев), а москвичей захватчики перебили – всех, кого только смогли. От города практически ничего не осталось, все имущество было разграблено, дома сожжены. Судя по летописи, до этой трагедии молодой город уже успел набраться сил – здесь были и церкви, и монастыри, и «много именья»…

Но вскоре Москва отстроилась заново – в эти места перебралось немало людей из разоренных рязанских, тверских и владимирских земель. Старый вал вновь досыпали и укрепили. Положение Москвы оказалось более безопасным по сравнению с другими княжествами, и это во многом определило ее способность восстанавливаться в любых невзгодах. С 1264 года Москва стала резиденцией московских удельных князей. По археологическим данным, к концу ХIII века московский детинец увеличился в несколько раз, вырос и посад, которому в случае осад, как всегда, не везло.

В 1308 году Москву осадил Михаил Ярославич, князь Тверской (1282 или 1286–1318). Намерения у тверского князя были самые серьезные – его войско сожгло и разорило окрестности и посад, но укрепление взять не смогло – москвичи отбились. Тверскому князю было за что не любить московского коллегу, князя Юрия Даниловича (1281–1325). Если не углубляться подробно в политику того времени, а пояснить кратко, то князь московский занимал «проордынскую» позицию, а тверской был с этим не согласен.

Московская политика все-таки оказалась более прагматичной. Михаила Тверского в Орде убили, а вот Юрий Данилович первым из князей московских получил от ордынского хана ярлык на великокняжеский престол, который тогда находился во Владимире. В 1325 году митрополит Киевский и всея Руси Петр (ум. 1326) перенес свою резиденцию из Владимира в Москву. Позже унаследовавший московское княжество от Юрия Даниловича его брат Иван Данилович (1283 –1340), удостоенный прозвища Калита и получивший ярлык на великое княжение в 1331 году, добился права самостоятельно собирать дань для Орды.

Москва становилась центром русских земель, и довольствоваться прежними укреплениями ей уже было не по чину. Незадолго до смерти скуповатый Иван Калита все-таки раскошелился – и в центре Москвы появилась крепость с дубовыми стенами и башнями. Так выглядел первый Московский Кремль. Внук Калиты, князь московский и великий князь владимирский Дмитрий Иванович (1350–1389), тот самый, который в 1380 году разбил хана Мамая (1335–1380) на Куликовом поле, задолго до того как его назовут Донским, приказал построить первый каменный Кремль. Князь явно предполагал, что борьба с Ордой будет долгой. В 1367–1368 годах Московский Кремль был заново выстроен из белого известняка, добытого в подмосковных каменоломнях. Так Москва получила прозвание Белокаменная – тот Кремль, имевший размер почти современный, был серьезным укреплением. На его девяти башнях были размещены первые пушки «тюфяки» – о них позже сообщили летописи, описывая очередное нашествие татар. Обнесли деревянно-земляными укреплениями и разросшийся посад. Правда, Москву это во время бедствий 1382 года не спасло. Но об этом – чуть позже.

Из Лаврентьевской летописи:

«…Тое же зимы взяша Москву татарове, и воеводу убиша Филипа Нянка за правоверную хрестьянскую веру, а князя Володимера яша руками, сына Юрьева, а люди избиша от старьца и до сущаго младенца; а град, и церкви святыя огневи предаша, и манастыри вси и села пожгоша, и много именья въземше отъидоша

Монастыри-крепости

В оборонительной системе Москвы монастыри изначально играли огромную роль. Каждое поколение московских князей продолжало строить, восстанавливать и укреплять монастыри не только из благочестивых побуждений. Кольцо монастырей вокруг Москвы стало важнейшей гарантией сохранения города при любых нашествиях, с какой бы стороны ни приходил враг. Конечно, чаще всего враги подступали к городу с юга и юго-востока. Именно поэтому старейшие монастыри Москвы строились на этом направлении.

Даниловский монастырь на правом берегу Москвы-реки был основан в 1272 году еще младшим сыном Александра Невского (1221–1263), московским князем Даниилом Александровичем (1261–1303). Этому монастырю, защищавшему подступы к Замоскворечью, спустя много лет, в 1591 году, пришлось сыграть значительную роль в успешной обороне Москвы от войск хана Казы-Гирея (1551–1607). А после отражения нападения Казы-Гирея на месте, где у стен Даниловского монастыря был так называемый гуляй-город – передвижное укрепление русских войск, по указу царя Федора Ивановича (1557–1598) был воздвигнут в 1593 году Донской монастырь.

Андроников монастырь, основанный в 1357 году митрополитом Алексием (между 1292–1305–1378), встал на левом берегу реки Яузы. Он был частью юго-восточной линии обороны города. Форпостом юго-восточной линии обороны, упиравшейся в Москву-реку и Яузу, оказался Симонов монастырь, основанный архиепископом ростовским Феодором (ок. 1340–1394).

Этот монастырь не раз останавливал набеги с юга. В юго-восточную линию обороны входили также основанный в 1462 году Новоспасский монастырь и позже открытый в 1635 году царем Михаилом Федоровичем (1596–1645) Покровский монастырь.

С запада Москву прикрывал Новодевичий монастырь с его десятибашенной стеной, построенной великим князем Василием III Ивановичем (1479–1533) в 1524 году.

Стоящий на высоком берегу реки Москвы Новодевичий монастырь позволял наблюдать окрестности на много верст вокруг. То, что многие монастыри были предназначены для женщин, не умаляло их оборонительных способностей – в случае военных событий их высокие стены и бойницы использовались по прямому назначению.

В самой Москве монастыри дополняли внутренние укрепления. В 1377 году был создан Высокопетровский монастырь, примерно в то же время – Рождественский, чуть позже – Сретенский, а в 1654 году – Страстной монастыри, которые входили в оборонительную линию Белого города.

Китайгородскую стену укрепляли основанный в XV веке Ивановский монастырь, ставший родовым монастырем династии Романовых Георгиевский монастырь и один из старейших в Москве – Богоявленский монастырь, созданный еще при Данииле Александровиче в 1294–1304 годах. Богоявленскому монастырю пришлось противостоять нашествию татар во главе с татарским царевичем Мазовшей в 1451 году и крымскому хану Девлет-Гирею (1512–1577) в 1571 году.

На дальних подступах Москву также охраняли монастыри: Звенигородский Саввин монастырь, основанный преподобным Саввой Сторожевским (ум. 1407) и Троице-Сергиев, основанный преподобным Сергием Радонежским (1321–1391).

Из мемуаров английского дипломата Дж. Горсея:

«…Неприятель зажег высокую колокольню св. Ивана. Позже загорелись все церкви, дома и палаты в городе и предместьях на 30 верст в окружности, построенные большею частью из соснового и дубового леса. Все обратилось в пепел. В течение нескольких часов погибли тысячи людей. Очень немногие спаслись в трех обнесенных стенами крепостях и вне их. Хотя татары лишились лучшей своей добычи, сгоревшей внутри города, но достигли своей цели и ушли обратно с толпой пленников, нагруженные награбленным

Когда не удалось отстоять Москву

Но не только с юга появлялись враги Москвы – в 1368 и 1370 годах наш город пытался взять великий князь литовский Ольгерд (ок. 1296–1377), с которым Москва соперничала за влияние в русском мире. Но оба раза все окончилось грабежом посада – взять город литовцу не удалось (не зря Дмитрий Иванович белокаменный Кремль отстроил!). В конце концов было заключено перемирие, и двоюродный брат московского князя, князь Владимир Андреевич Серпуховской (1353–1410), женился на дочери Ольгерда Елене. Через десять лет после этих событий оба князя – московский Дмитрий Иванович и серпуховской Владимир Андреевич за победу на Куликовом поле в 1380 году получили прозвище Донской. Чтобы не путать, позже Владимира Андреевича назвали Храбрым – под таким именем он и вошел в историю. Братья-князья были очень дружны и всегда приходили на помощь друг другу.

Но летом 1382 года им не удалось отстоять Москву.

Новый хан Золотой Орды Тохтамыш (ум. 1406) явно не желал смириться с тем, что после Куликовской битвы Русь почувствовала себя вновь независимой. С огромным войском он подступил к Москве. Летописи говорят о том, что московского князя предали свои – рязанцы показали броды на Оке, нижегородцы не предупредили о том, что идет враг, тверичи заверили хана в своей покорности.

Когда братья-князья узнали о новой напасти, они уехали срочно собирать войско – Дмитрий в Переяславль и Кострому, Владимир – в Волок Ламский (нынешний Волоколамск). В это время на Руси постоянное войско было небольшим, воевать с Ордой одними княжескими дружинами было невозможно. А все, кто мог пойти в ополчение, были заняты полевыми работами – на то явно татары и рассчитывали. Но Дмитрий Донской был убежден, что новые каменные стены Кремля смогут выдержать любую осаду. И стены выдержали, а вот люди – нет.

Как сообщают летописи, приближение войск Тохтамыша вызвало в Москве панические настроения, тем более что митрополит и великая княгиня с детьми спешно покинули город. В городе начались грабежи и погромы. Если верить летописцам, которые описывали эти события довольно противоречиво, то порядок смог навести некий «князь Остей», который подавил бунт и организовал оборону.

Три дня москвичи удерживали город – татары несли огромные потери. И тогда Тохтамыш решился на хитрость, вернее, на подлость. Он пообещал, что снимет осаду и не тронет никого из жителей, если ему отворят ворота, достойно поприветствуют и позволят посмотреть город. Мол, князя Дмитрия, ради которого Тохтамыш и собрал войско, в городе нет, а с москвичами он враждовать не желает. В том, что обороняющиеся поверили Тохтамышу, немалая «заслуга» бывших при хане русских князей, которые и подтвердили искренность намерений ордынца.

Москвичи открыли ворота, вышли из города с дарами. Впереди шли Остей и духовенство. Никого не осталось в живых – в тот день татары убили 24 тыс. человек. Эта цифра точна – вернувшийся в Москву Дмитрий платил за похороны по одному рублю за каждых 80 человек, а всего князю пришлось заплатить 300 руб. Историки считают, что в то время все население Москвы составляло не более 40 тыс. человек. Те, кто остался в живых и не смог бежать, были уведены в рабство. Город был сожжен и разграблен, церкви осквернены, княжеская казна пропала, погибло множество книг и документов, которые привезли в Москву ради сохранения.

После разорения Москвы татары разграбили еще Владимир, Переяславль, Юрьев, Звенигород, Можайск.

Князь Владимир Андреевич Храбрый смог разбить один из ордынских отрядов, и после этого Тохтамыш поспешил назад, в Орду, а по дороге еще пограбил собственного союзника, рязанского князя Олега (ум. 1402), которому впрок его предательство явно не пошло.

А Москве пришлось вновь подниматься из пепла.

Удивительно, но чуть ли не сразу после ухода войск Тохтамыша хан прислал к Дмитрию Донскому своего посла с предложением мира и уже в следующем году выдал сыну Донского, Василию Дмитриевичу (1371–1425), ярлык на великое княжение, который пытались получить тверские и суздальские князья. Пришлось нашему городу опять платить дань Орде, но, невзирая на это, Москва вновь быстро отстроилась.

Когда в 1394 году в Москве ждали возможного нашествия Тимура Тамерлана (1336–1405), по линии нынешних переулков Большого Черкасского, Владимирского и Псковского вокруг посада был сделан ров. Тамерлан до Москвы так и не дошел, но ров все-таки пригодился…

Сигизмунд фон Герберштейн, австрийский дипломат:

«В городе есть крепость, выстроенная из кирпича, которую с одной стороны омывает река Москва, с другой Неглинная. Крепость же настолько велика, что кроме весьма обширных и великолепно выстроенных из камня хором государевых в ней находятся хоромы митрополита, а также братьев государевых, вельмож и других весьма многих лиц. К тому же в крепости много церквей. Укрепления и башни этой крепости вместе с дворцом государя выстроены из кирпича на италийский лад итальянскими мастерами, которых государь за большие деньги вызвал из Италии»

«Злы татарове»

Нашествие Тохтамыша было не последним бедствием, которое Москве пришлось претерпеть от татарских набегов. В школьных учебниках написано, что монголо-татарское иго для древнерусского государства закончилось после «стояния на Угре», когда в 1480 году ордынскому хану Ахмату (ум. 1481) не удалось добиться от великого князя московского Ивана III Васильевича (1462–1505) возвращения под руку Орды. Официально объявленный Москвой в 1476 году отказ от уплаты дани, таким образом, из де-юре превратился в де-факто.

Но не так все было просто – столетия наш город жил в ожидании нашествия с юга и юго-востока. Набеги не прекратились и после «стояния на Угре», и даже дань приходилось платить снова. Падение Казани и уничтожение Казанского ханства в 1552 году не избавило Москву от опасности набегов «крымчаков» – татар Крымского ханства, которые причиняли огромный ущерб Московскому государству вплоть до конца XVIII века, когда и Крымское ханство было уничтожено. Но воевать ради устранения угрозы с юга и юго-востока пришлось столетиями.

Сын Дмитрия Донского, Василий Дмитриевич, правил Москвой много лет и как-то умел ладить с татарами – в годы его правления случился только один набег на Москву, имевший тяжкие последствия. Хан Едигей (1352–1419), опасаясь роста влияния Москвы и Московского княжества, постепенно объединявшего русские земли, надеялся ее уничтожить, во всяком случае, как главный центр объединения. В 1406 году он заключил с Василием Дмитриевичем мирный договор, а также столкнул князя с тестем – великим князем литовским Витовтом (1350–1430), что привело к кровавым столкновениям Москвы и Литвы.

Отправляясь в декабре 1408 года в поход на Москву, Едигей пустил слух, что идет воевать с литовцами, так что в Москве его не ждали, а зря. Едигей осадил город, в котором даже не было войск. Князь с семьей из города успел бежать в Кострому, а защищать Москву остался все тот же Владимир Андреевич Храбрый (должно быть, он очень «любил» татар).

Город держался. Посады москвичи пожгли сами, чтобы у татар не было строительного материала для осадных сооружений. Вставшие лагерем в селе Коломенском татары ловили людей, убивали или уводили в плен. Начался голод, а зима в том году была студеная, и людские потери оказались огромными. Татары сожгли Ростов, Переяславль, Серпухов, Дмитров, Нижний Новгород, Городец. Хорошо, что в этот раз татары не получили подкрепления из Твери, хотя Едигей потребовал от тверского князя прислать под Москву артиллерию.

Спасло тогда Москву не только это обстоятельство – через месяц осады Едигей получил известие, что в Орде начались раздоры, и был вынужден отправиться домой.

Выкуп в три тысячи рублей, полученный от москвичей Едигеем, по тем временам был невероятной суммой.

К тому же татары еле дотащили в Орду свои обозы – так много было в них награбленного добра. Были уведены в полон многие тысячи русских людей. Но Москва устояла.

Дважды нападал на Москву внук Тохтамыша хан УлуМухаммед (1405–1445) – в 1439 и в 1444–1445 годах. В 1439 году татары сожгли и пограбили посад, но укрепленный город взять не смогли. Тем не менее потери были столь велики, что когда в Москву вернулся князь Василий II (1415–1462), ему пришлось вновь на время покинуть город – такой стоял трупный смрад.

В 1445 году Василий II после битвы с Улу-Мухаммедом при Суздале попал в плен, и его пришлось выкупать. Для сбора выкупа в Москву прибыло полтысячи татар, многие города княжества были тогда отданы татарам «в кормление».

В 1451 году под Москвой появился уже правнук Тохтамыша – ордынский царевич Мазовша. Судя по всему, в этом семействе были устоявшиеся традиции. Мазовша, как водится, сжег посады и уже стал готовиться к штурму, однако ночная вылазка москвичей неожиданно обратила татар в бегство. Татары приняли ночных храбрецов за войско великого князя, пришедшее на выручку осажденным. Видимо, результаты этого набега так повлияли на татар, что еще долго на столь серьезные действия, как нападение на Москву, они не решались, хотя на границах разбойничали постоянно.

Гирей (1465–1523) и казанский хан Сахиб-Гирей (1501–1551) решили устроить совместный поход на Москву. Семейное предприятие вначале оказалось успешным – братья-разбойники на реке Оке разбили московское войско и осадили город. Великий князь Василий III Иванович (1479–1533) уехал собирать новую армию, а Москва приготовилась обороняться. Однако биться за город татары не собирались – они неплохо поживились в окрестностях, разумеется, сожгли посад и всего-навсего сверх того затребовали великокняжескую грамоту о том, что Московское государство будет выплачивать дань, равную той, которую почти полвека назад платило Золотой Орде.

Осажденный город такую грамоту с княжеской печатью выдал – и татары отправились восвояси. В Разрядных записях о том говорится, что «взял тогды царь крымский на великаго князя грамоту данную как де великому князю дань и выход давать ему». Но на обратном пути у Переяславля Рязанского татар, нагруженных добычей, встретило московское войско под предводительством знаменитого воеводы Хабара Симского (ок. 1465–1470–1534). Татары предъявили грамоту, мол, все по закону, награбили легитимно. Грамоту воевода у татар отобрал, а войско оккупантов разогнал пушечными выстрелами. Когда спустя два года преемник Мехмеда-Гирея, его сын Ислам-Гирей попытался потребовать от Москвы крупную сумму в виде дани, ему попросту отказали. А в 1527 году при попытке взять Москву крымское войско было разбито на далеких подступах.

Отыгрались крымчаки в 1571 году, когда войску хана Девлет-Гирея удалось обойти опричное войско Ивана IV (1530–1584), ждавшее татар у Серпухова. Хотя Кремль и Китай-город хану взять не удалось, но масштаб пожаров и потерь Москвы был огромен. Защищал Москву с небольшими силами воевода боярин князь Михаил Иванович Воротынский (ок. 1510–1573), автор первого отечественного устава сторожевой и пограничной службы. В результате взять Кремль и Китай-город татарам не удалось, осажденные искусно отбивались и даже делали вылазки.

Тем не менее Девлет-Гирей ушел из»под Москвы с большим количеством пленных. Как писал об этом нашествии английский дипломат Джером Горсей (ок. 1550–1626), «неприятель зажег высокую колокольню св. Ивана. Позже… загорелись все церкви, дома и палаты в городе и предместьях на 30 верст в окружности, построенные большею частью из соснового и дубового леса… Все обратилось в пепел… в течение нескольких часов погибли тысячи людей… Очень немногие спаслись в трех обнесенных стенами крепостях и вне их». По словам Горсея, последующие двенадцать месяцев не удавалось расчистить реки и водоемы от трупов, «хотя татары лишились лучшей своей добычи, сгоревшей внутри города, но достигли своей цели и ушли обратно с толпой пленников, нагруженные награбленным»…

Воодушевленный успехом, Девлет-Гирей отказался от предложения Ивана Грозного вернуть татарам Астрахань, решив, что в будущем году с помощью турецкого войска, крымских татар и ногайцев сможет полностью завоевать Московское царство. Но тот же Воротынский с товарищами летом 1572 года в битве при Молодях – это на 50 км южнее Москвы, разбил огромную армию Девлет-Гирея. Русское войско численностью всего 25 тыс. человек практически уничтожило 120″тысячную армию, в которой только отборных турецких янычар было 7 тыс. В Крым вернулись несколько тысяч человек, не больше.

В 1591 году крымский хан Казы-Гирей, сын Девлет-Гирея, попытался отомстить за отцовские неудачи и собрал войско численностью уже 150 тыс. человек. Ему удалось разбить на Оке московское войско и подойти к Москве в районе Даниловского монастыря, где татар и встретил гуляй»город. Это подвижное укрепление, состоящее из связанных между собой повозок с пушками, не раз успешно использовалось русскими войсками.

Не подвело оно и на этот раз. После нескольких дней сражений татары бежали, потеряв множество воинов убитыми и пленными. Позже Казы-Гирей писал царю Федору Ивановичу (1557–1598) трогательные письма с предложениями дружбы. Но, как мы уже упоминали, «дружба» с татарами была чревата набегами вплоть до конца XVIII века.

Крепи оборону!

Белокаменный Кремль перенес не одну осаду и не один пожар, разумеется, с серьезным ущербом для себя. В своих воспоминаниях венецианский дипломат Амброджо Контарини (1429–1499), побывавший в Москве в 1474–1477 годах, описывал Московский Кремль как деревянный. Историки объясняют это тем, что многочисленные повреждения в белокаменной кладке латали дубовыми бревнами, видимо, в конце концов заплаты оказались больше размером, чем изначальный строительный материал.

Женившийся в 1472 году на византийской принцессе Софье Палеолог (1455–1503) великий князь московский Иван III Васильевич (1440–1505) со временем стал употреблять в государственной печати двуглавого римско-византийского орла. Иван III стремился всячески показать, что отныне Москва «есть Третий Рим».

В городе началось широкомасштабное строительство, благодаря Софье в Москву приехали итальянские архитекторы Антон Фрязин, Марко Фрязин, Пьетро Антонио Солари. Они и построили в 1485–1516 годах новый Кремль, знакомый нам сегодня. Это была не только грандиозная крепость, но и настоящее произведение искусства, достойное растущего авторитета Московского государства. Конечно, Кремль пережил несколько перестроек, но в целом остался таким, каким его задумали итальянские зодчие.

Строили массивные стены из красного кирпича, весом до восьми килограммов каждый, практически по линии белокаменного Кремля, с незначительным отступом наружу. Середина стены заполнялась белым камнем. Поскольку со стороны Красной площади водной преграды не было, здесь стены были построены намного выше, чем над Москвой-рекой.

Как писал австрийский дипломат Сигизмунд фон Герберштейн (1486–1566), который посещал Москву в 1517 и в 1526 годах, уже при сыне Ивана III, великом князе Василии III Ивановиче, Иван III «… первый обвел стеною крепость Московии и свое местопребывание, как это видно и доселе»… «В городе есть крепость, выстроенная из кирпича, которую с одной стороны омывает река Москва, с другой Неглинная… Крепость же настолько велика, что кроме весьма обширных и великолепно выстроенных из камня хором государевых в ней находятся хоромы митрополита, а также братьев государевых, вельмож и других весьма многих лиц. К тому же в крепости много церквей… укрепления и башни этой крепости вместе с дворцом государя выстроены из кирпича на италийский лад итальянскими мастерами, которых государь за большие деньги вызвал из Италии», – свидетельствовал немецкий дипломат.

Продолжила строительство московских укреплений уже невестка Ивана III, вдова Василия III, великая княгиня московская Елена Глинская (1508–1538). В 1534 году был вырыт ров, защищавший часть посада, в 1535 году началось строительство стены Китай-города. Итальянский архитектор Петрок Малый сделал в толстых кирпичных стенах специальные площадки для размещения орудий. В 1538 году строительство Китайгородской стены было закончено.

Но и этих укреплений было недостаточно для защиты Москвы – это показал набег хана Девлет-Гирея в 1571 году. Москва каждый раз при нападениях несла огромные людские жертвы из-за незащищенности большей части посада. При царе Федоре Иоанновиче фактический правитель страны, царский шурин Борис Годунов (1552–1605) предпринял огромное по масштабам оборонительное строительство в Москве. Патриарх Московский Иов (ок. 1525–1607) в «Повести о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича» писал, что Годунов «стены градные окрест всея Москвы превелики каменны созда и величества ради и красоты проименова его Царьград».

Строил конечно же не Годунов лично, а зодчий Федор Савельевич Конь (ок. 1540–после 1606), «государев мастер». Возведенный им Царев, или Белый, город шел кирпичной стеной по бывшему земляному валу на месте сгоревших во время осады Девлет-Гирея деревянных укреплений. Сегодня здесь проходит Бульварное кольцо Москвы. А по линии нынешнего Садового кольца в 1591–1592 годах была возведена стена из дерева, защищавшая слободы стрельцов и ремесленников. В это же время был укреплен Новодевичий монастырь, вокруг которого появились кирпичные стены и башни.

Московское государство, невзирая на войны и смуты, росло и крепло. Москву окружали все новые оборонительные сооружения, а вот количество нападений на древнюю столицу становилось все меньше. После Смутного времени 1598–1613 годов, когда Москва не раз переходила из рук в руки, вплоть до Отечественной войны 1812 года наша столица не знала, что такое вражеское нашествие. Тем не менее созданный еще при Иване IV Пушкарский приказ исправно следил за состоянием оборонительных сооружений на дальних и ближних подступах к Москве. В войну 1812 года обороны Москвы не было – после Бородинского сражения русская армия покинула город. Хотя было много тех, в том числе и среди генералитета, кто желал использовать оборонительные возможности Москвы, однако фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов (1745–1813) предпочел следовать своему плану.

Оборона Москвы осенью – зимой 1941/42 года стала самым страшным испытанием для всей страны и для нашего города. Тем более славной оказалась победа, положившая начало полному разгрому гитлеровской армии. Эта тема столь велика, что заслуживает отдельной статьи. Но стоит отметить, что каждый защитник Москвы, встававший на пути захватчиков во все века московской истории, достоин нашей памяти и благодарности.

Текст: Алиса Бецкая

Московский Кремль

Московский Кремль — главный художественно-исторический комплекс Москвы и крупнейшая крепость в Европе. Построенный в XII веке, Кремль площадью в 27,5 га находится в древнейшей части столицы, на Боровицком холме. С XIII века он является резиденцией правителей государства. Московский Кремль — главный символ России и её столицы, объект культурного наследия народов Российской Федерации и Всемирного наследия ЮНЕСКО.

7 364 0 0 21 мин. на чтение

История Московского Кремля

Изначально, в I тыс. до н. э., на территории нынешнего Кремля было финно-угорское поселение. Позже, примерно в X веке, на вершине Боровицкого холма начали строиться вятичи. Поселение динамично развивалось, что объяснялось его выгодным географическим положением: город был перекрёстком, где сходились сухопутные и речной торговые пути, шедшие далее в столицы Новгородского, Киевского, Смоленского княжеств и во Владимир.

Строительство первых укреплений на месте, где сейчас расположен Кремль, относится к середине XII века. В 1156 году крепость обладала стандартными для того времени размерами: её площадь была 3 гектара, а длина стен составляла 0,8 км. Сооружение защищали ров и земляная насыпь. Глубина первого была более пяти метров, а ширина местами достигала 18 метров. Ширина же насыпи составляла почти 15 метров при высоте в семь.

С 60-х годов XIII века Кремль стал резиденцией московских правителей. Сначала тут была возведена Спасопреображенская церковь, а после — полдесятка монастырей и другие храмы. В период правления Дмитрия Донского крепостные стены из дерева были заменены камнем. С этого времени и берёт начало выражение «Москва белокаменная». Из-за постоянных пожаров постепенно и другие деревянные постройки начали перестраивать в каменные.

В конце XV века началась коренная перестройка кремлёвских сооружений сначала русскими зодчими, а потом Аристотелем Фиораванти и другими приглашёнными из Италии архитекторами. Официальной датой строительства Кремля является период с 1482 по 1495 годы. Важным годом в этом промежутке стал 1485 год, ознаменовавшийся основанием Великокняжеского дворца, который строился на протяжении почти трёх десятков лет.

Параллельно со строительством дворца и восстановительными работами в храмах возводились и новые крепостные стены: в течение десяти лет они частями разбирались, а вместо них появлялись другие стены, главным материалом для которых послужил обожжённый кирпич. Уже тогда кремлёвская территория обрела привычные нам черты и размер, присоединив близлежащие северо-западные участки земли.

Итальянские зодчие создали проект, согласно которому архитектура Кремля полностью повторяла внешний вид резиденции миланских герцогов — замок Сфорца. После того как в начале XVI века вдоль крепостных стен вырыли ров и наполнили его водой, Кремль стал неприступной, изолированной от города крепостью. То, как она выглядела, нам известно благодаря схеме «Кремленаграда», опубликованной в книге «Записки о Московии».

После того как к власти пришли Романовы, Кремль продолжил активно строиться. Тогда же он стал из красно-кирпичного снова белым: считается, что побелить город приказал Фёдор Алексеевич. С воцарением Петра Первого и с его переездом в Петербург крепость перестала быть резиденцией царя на постоянной основе. Вернулся к ней статус официальной резиденции руководства государства уже при советской власти два века спустя.

В 1768 году было принято решение о перепланировке уличного пространства и создании нового Кремлёвского дворца в классическом стиле, для чего была организована Экспедиция кремлёвского строения. Планировалось оставить только сооружения, построенные в стилях нарышкинского и петровского барокко. Но в скором времени строительство прекратили из-за высокой стоимости работ и антипатии императрицы Екатерины II к городу.

Московский Кремль

Если в XVIII веке новые постройки хотели строить вдали от старинных, то в начале следующего века многие древние сооружения были снесены, включая известные Гербовые ворота, собор Сретения и т.д. В это время Кремль стал восприниматься как символ государственной власти и боевой славы государства, и многие строения зодчие отреставрировали в стиле русской неоготики, чтобы сделать акцент на славном историческом прошлом России.

Серьёзный ущерб Кремлю был нанесён во время Отечественной войны 1812 года, когда город захватила армия Наполеона. Несмотря на то что завоеватель пробыл тут всего день, большое количество построек было сожжено при пожаре или взорвано по его приказу. Про руководством учреждённой Александром I комиссии для строения в Москве восстановительные работы проходили в городе более 20 лет и закончились только в 1836 году.

В 1839 году строить Большой Кремлёвский дворец всё-таки начали и завершили его спустя десять лет. В то же время рабочие разобрали церковь Иоанна Предтечи и старинные дворцовые постройки, которые визуально не соответствовали дворцу. Теремной дворец же, Грановитую и Малую Золотую палаты включили в архитектурный ансамбль строившегося дворца. Также появилась новая Оружейная палата, а старая была перестроена в казармы.

Больше значительных перестроек не проводилось вплоть до распада Российской империи. Императорская семья нечасто приезжала в Москву, и любой желающий мог не только пройти на территорию Кремля, но и походить по дворцам. Ситуация изменилась в 1917 году, когда Кремль оказался в эпицентре боевых действий. Проведённый советами обстрел территории в борьбе за власть причинил серьёзный ущерб многим сооружениям.

С прибытием в 1918 году в столицу Владимира Ильича Ленина Кремль снова обретает статус политцентра страны. Политик вместе с Моссоветом наркомов обосновывается в дворцах и корпусах кавалерии, а для обычных горожан был введён запрет на посещение кремлёвской территории. Учёные утверждают, что за время размещения тут советского правительства пострадало больше половины построек, формировавших архитектурный ансамбль Кремля.

Так, 28 из 54 построек, по большей части храмы, монастыри и часовни, были уничтожены. Уцелевшие же богослужебные сооружения, из которых было вынесено золото, серебро, драгоценные камни и даже украшенные раки, на долгие годы приостановили свою работу. Часть помещений дворца также претерпела изменения: некоторые приспособили под съезды, а другие сооружения — под общепит, дом культуры, спортивный зал, больницу и т.д.

Московский Кремль

Многие помещения в кремлёвских сооружениях в 1920—30-е годы стали жилыми: тут проживали более двух тысяч человек, включая Иосифа Виссарионовича Сталина, Климента Ефремовича Ворошилова, Вячеслава Михайловича Молотова, семью Ленина, Орджоникидзе и других. В это время императорский декор построек был заменён советским: вместо двуглавых орлов появились звёзды. Выехали политики с территории Кремля уже в 1960-х годах.

В период с 1941 по 1945 годы Кремль уцелел только благодаря тому, что его замаскировали. На него враг не смог направить все силы, так как резиденция правительства визуально перестала существовать. Для этого были проведены масштабные работы: на стенах крепости мастера нарисовали улицы, здания, сменили цвет крыши, погасили рубиновые звёзды, спрятали Мавзолей под бутафорскую постройку.

Спустя десять лет после окончания войны часть Кремля стала доступна для москвичей и гостей города. В послевоенное время тут открыли памятник Ленину, мемориал «Могила Неизвестного Солдата» и Дворец съездов на месте уничтоженной старой Оружейной палаты и пяти корпусов. Были проведены и восстановительные работы, например, всю черепицу на башнях заменили листами из металла, сделанными «под черепицу».

В 1990 году Кремль вошёл в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, а после распада СССР стал резиденцией Президента Российской Федерации. Красное крыльцо Грановитой палаты, уничтоженное при советах, было заново отстроено, как и некоторые залы дворца, включая Андреевский и Александровский. Очередные реставрационные работы крепостных стен заняли около пяти лет и завершились в 2000 году.

Несколько лет назад от президента Российской Федерации поступило предложение о воссоздании исторического вида Кремля путем восстановления утраченных в советские годы монастырей. Благодаря этому археологи смогли начать изучать пласты культурного наследия, скрытые до того времени в Кремлёвском холме. На сегодняшний день Кремль функционирует как историко-культурный музей, и многие его сооружения доступны для посещения.

Московский Кремль

Особенности архитектуры Московского Кремля

Московский Кремль сегодня представляет собой огромную территорию, на которой находятся площади, парки, дворцы и скверы. По сути, он является городом в городе, состоящим из архитектурных памятников, создаваемых на протяжении семи столетий. Эти достопримечательности образуют ансамбли пяти площадей, а также Спасской, Боровицкой и Дворцовой улиц и представляют при этом большую ценность сами по себе.

Стены Кремля суммарной протяженностью более 2 километров возводились с 1485 года в течение почти трёх десятков лет. Их высота варьируется от 5 до 19 метров, а толщина местами достигает 6,5 м. Если смотреть на достопримечательность сверху, то можно обнаружить, что крепостные стены образуют неправильный треугольник площадью почти в 28 гектаров — 277 тысяч кв. м.

Верхняя часть стен Кремля оригинально декорирована 1045 мерлонами — прямоугольными выступами, напоминающими по форме хвост ласточки и прикрывавшими тех, кто защищал Кремль от совершаемой в его сторону стрельбы. Бо́льшая часть мерлонов оснащена узкими вертикальными щелевидными бойницами. За дугообразными перекрытиями проёмов в кремлёвских стенах есть и широкие бойницы.

Снаружи стены ровные, а с обратной стороны сделаны с арочными углублениями для облегчения и упрочнения конструкции постройки, укрытия защитников крепости от навесного огня и хранения боеприпасов и воды. Стены соединяют двадцать башен: три угловые — с круглым сечением, а остальные — четырёхгранные. Наиболее выдаётся среди них Троицкая башня, высота которой составляет почти 80 метров.

Троицкая башня Кремля

Троицкая башня Кремля

Значительная часть башен возведена в одном стиле, продуманном зодчими почти четыре века назад. Однако на фоне остальных выделяется Никольская башня, оформленная в XVIII веке в барочном стиле и перестроенная спустя 50 лет в популярном на то время псевдоготическом стиле. К проездной башне, украшенной изящными декоративными элементами, примыкает барбакан с воротами, выходящими на Красную площадь.

Каждая башня кремлёвской стены по-своему уникальна: Кутафья не встроена в стену, высота самой низкой Царской башенки составляет всего 17 метров, а немного уступающая по высоте Троицкой Спасская башня известна встроенными курантами и вращающейся от ветра звездой, внутри которой всегда горит лампа мощностью в 5000 ватт. Основная толщина стен образована белым камнем, а кирпич выполнял роль облицовочного стройматериала.

Спасская башня Московского Кремля

Высота стен отличается: стены повыше были построены там, где не было естественного водного препятствия. Первоначально в них был устроен проход ко всем башням, однако на сегодняшний день остался только один участок на восточной стене Кремля — между Константино-Еленинской и Набатной башнями. При строительстве также было проделано множество тайных проходов, даже под стенами крепости и ведущих за её пределы.

За стенами крепости, на территории Московского Кремля, расположено 17 уникальных архитектурных памятников XIV—XX веков. Одним из древнейших зданий Кремля является Золотая Царицына палата — практически квадратное сооружение с сомкнутым сводом. В фасаде постройки улавливается стиль итальянского Возрождения: стены облицованы резными блоками из белого камня, а окна обрамляют затейливые наличники из дерева.

Такой же древней, как Золотая Царицына, является Грановитая палата. Её восточный фасад облицован блоками, отёсанными на 4 грани, откуда и произошло название. Вместо четырёхскатной позолоченной крыши, которую возводили в XV веке, сейчас здание покрывает низкая трёхскатная, а окна в виде спаренных стрельчатых арок в итальянском стиле в XVII веке украсились барочными наличниками.

Теремной дворец представляет собой первые жилые покои дворца из камня. Несмотря на то что здание — яркий образец русского деревянного зодчества, оно построено в виде нетипичного для своего времени каменного дома в несколько этажей. Вокруг здания соорудили три галереи-гульбища. Необычным облик дворца становится за счёт этой сложности архитектурной задумки и декора фасадов: пилястр, карнизов, позолоченной кровли.

Здание Сената Московского Кремля

Здание Сената Московского Кремля

Важное место в архитектурном ансамбле Кремля занимают Сенат и Арсенал. Арсенал — крупнейшее здание в городе петровской эпохи, с которого и началась стройка в больших масштабах. Примыкающее на северо-западе и северо-востоке к крепостной стене здание построено в виде удлинённой трапеции с внутренним двором. Стены из кирпича декорированы белым камнем, на них в два яруса окна — спаренные арки с глубокими внешними откосами.

Здание Сената — образец строгого классического стиля, лаконичное сооружение в три этажа, возведённое в форме треугольника. Такое архитектурное решение было обусловлено треугольным земельным участком, предоставленным зодчему. Ризалиты лицевой стены выделены пилястрами дорийского ордера. Два нижних этажа, включая цокольный, обработаны рустом и являются возвышением для второго и третьего этажей.

Московский Кремль

Залы и интерьеры Московского Кремля

Самым интересным сооружением Московского Кремля является бывшая резиденция императоров Российской империи и действующая резиденция президента России — Большой Кремлёвский дворец. В сооружении около 700 помещений разного назначения. Камень для возведения парадной лестницы был привезён из города на берегу Балтийского моря, нынешнего Таллина. Эта лестница ведёт к парадным залам, расположенным на втором этаже дворца.

Владимирский зал является нетипичным помещением. Он представляет собой квадрат площадью чуть более 250 кв. м, кажущийся из-за угловых углублений восьмигранным. В XIX веке он был главным парадным залом дворца. 16-гранный свод выложен полыми керамическими горшками и украшен позолотой и рельефными лепными узорами. На нём размещены и орденские знаки Святого Владимира — крест красного цвета и восьмиконечная звезда.

Андреевский также относится к анфиладе залов, посвящённых орденам империи. Десять позолоченных мраморных колонн делят его на три части. Капители колонн декорированы изображениями императорского орла и апостола Андрея Первозванного, в честь ордена которого и назван зал. Вдоль же стен размещена геральдика областей и губерний государства. В конце зала, освещаемого в тёмное время суток двумя тысячами лампочек, — трон.

Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца

Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца

Александровский зал — парадный зал, посвящённый ордену святого Александра Невского. Розовые мраморные стены и сводчатый потолок покрыты орденами и звёздочками. Ими же украшен гарнитур цвета орденской ленты. На стенах висят картины, изображающие разные события из биографии Александра Невского. Паркет — сборный, из разноцветного дерева. Свет в зал поступал за счёт двух рядов окон днём и более чем 3500 ламп ночью.

Открывает же анфиладу этих парадных помещений посвящённый ордену Георгия Победоносца Георгиевский зал. Среди залов Георгиевский и самый большой: его площадь превышает 1250 кв. м, а высота составляет 17,5 м. Между ним и аванзалом установлены массивные двери, украшенные золоченными вензелями. Доминируют в помещении светлые оттенки. Свод поддерживается 18 столбами, декорированными античными аллегорическими статуями.

Московский Кремль

Площади и сады Московского Кремля

Юг территории Московского Кремля украшает Тайницкий сад, входящий в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, а на севере расположен Александровский сад, состоящий из трёх садов в едином ландшафтном дизайне. Он открыт для посетителей и считается самым красивым парком Москвы. Не менее живописны и площади Кремля: Соборная, Ивановская, Сенатская, Троицкая, и Императорская, именуемая иначе Дворцовой.

Древнейшая площадь Кремля, Соборная, находится в самом его центре. Её архитектурный облик дошёл до нас из средних веков. К ней относятся Успенский, Архангельский и Благовещенский соборы, Грановитая, Золотая и Патриаршие палаты, несколько церквей и колокольня Ивана Великого с самым большим в мире колоколом и находящимся рядом с огромным Царь-колоколом, который никогда не использовался по назначению.

Ивановская площадь является второй по древности и важности и находится восточнее Соборной. В отличие от неё, Ивановская площадь, основанная в XVI веке, практически потеряла исконный вид, приданный ей в средние века. На юге от неё — Большой Кремлёвский сквер и река, на востоке — лицевая сторона Московского высшего военного командного училища, а на севере она переходит в Троицкую и Сенатскую площади.

Сенатская площадь в северо-восточной части Кремля вместе с Арсеналом, Сенатом и Никольской башней формируют единый архитектурный ансамбль. Ещё одна площадь, Троицкая, построена в форме трапеции и окружена разновременно возведёнными сооружениями. Тут расположен главный вход в Московский Кремль. Дворцовая же площадь, занимающая юго-западное положение, известна тем, что именно здесь были построены первые поселения славян.

Московский Кремль

Режим работы и экспозиции Московского Кремля

Музей-заповедник «Московский Кремль» включает в себя Кремлёвский дворец, Оружейную палату, архитектурный ансамбль Соборной площади, Алмазный фонд и Мавзолей. Чтобы посетить эти достопримечательности, необходимо приобрести билеты онлайн или в кассах, расположенных в Александровском саду. Приходить к музею нужно за полчаса-час из-за возможной очереди. В составе экскурсионной группы пройти к экспозициям можно без очереди.

С середины мая по конец сентября музейный комплекс работает с 10 утра до 6 вечера ежедневно, кроме четверга. В остальные же месяцы музеи закрываются на час раньше. Вход в Оружейную палату и Алмазный фонд ограничен четырьмя сеансами: 10:00, 12:00, 14:30, 16:30. В Оружейной палате можно увидеть шапку Мономаха, регалии царей и десять яиц Фаберже, а в Алмазном фонде — уникальные коллекции ювелирного искусства.

Соборная площадь интересна четырьмя храмами и Патриаршим дворцом. Покупая единый билет, вы можете посетить эти достопримечательности, а также ряд экспозиций, такие как «Клады и древности Московского Кремля», «Русская деревянная скульптура» и другие. Здесь же туристам доступен маршрут «Кремлёвский сквер», который обнажает недавно обнаруженные фундаменты Чудова монастыря и Малого Николаевского дворца.

Московский Кремль

Как добраться до Кремля

Доехать до Московского Кремля можно на личном транспорте или воспользоваться общественным. Менее 850 метров вам предстоит пройти, если вы поедете на автобусе №255 до ост. «Большой каменный мост», №144 до ост. «Боровицкая площадь» и ост. «Библиотека имени Ленина». От остановок «Красная площадь», «Библиотека имени Ленина» или «Моховая улица», до которых можно доехать на №М6, расстояние составит около километра.

Добраться до Московского Кремля можно как наземным, так и подземным общественным транспортом. Недалеко от крепости размещается самый крупный в городе транспортно-пересадочный узел, состоящий из четырёх станций: «Боровицкая», «Александровский сад», «Библиотека им. Ленина» и «Арбатская». Выйдя на любой из этих станций, следуйте по указателям к Александровскому саду.

Лицо врага: от кого спасли Россию Минин и Пожарский?

Картина Эрнеста Лисснера

1 ноября 1612 года до победы ратников Пожарского оставался один шаг. Казаки под началом князя Дмитрия Трубецкого, расположившиеся поблизости от нынешнего Крымского моста в столице, чувствовали превосходство в живой силе. В нескольких местах воины прорвались за стены, защищавшие Китай-город, и взяли укрепления этого квартала с бою. Сотни поляков, литовцев, немцев, украинцев, державших там оборону, простились с жизнью или в спешке отступили в Кремль. Его комендантом еще три дня оставался польский полковник Николай Струсь, а распорядителем хозяйственных дел и финансов изменник из русских — Федор Андронов. Вслед за тем оба сдадутся в плен: Андронова казнят, а Струся обменяют в Польшу.

Затеял смуту?

Читайте также
История, которую хотели скрыть: ученые восстановили правду о Смутном времени

Имя Федора (или «Федьки») Андронова упоминается напрямую в письме, которое от Дмитрия Пожарского получил польско-литовский гарнизон Кремля в сентябре 1612 года. «Ведомо нам, что вы, сидя в осаде, терпите страшный голод и великую нужду, что вы со дня на день ожидаете своей погибели. Вас укрепляют в этом и упрашивают Николай Струсь и Московского государства изменники Федька Андронов и Ивашко, Олешко с товарищами, которые с вами сидят в осаде. Они это говорят вам ради своего живота», — зачитали полякам от лица Пожарского. В глазах полководца, предлагавшего переговоры, его соотечественник — фигура не менее опасная, чем глава гарнизона. Пожарский не пробует убеждать Андронова, поскольку знает, что тот свою жизнь и судьбу безоговорочно связал с планами перехода России под власть короля Сигизмунда III. Не ждет Пожарский и участия Андронова в переговорах.

Ожесточение, которое в лагере Ополчения испытывали к кремлевскому «сидельцу», объяснялось прямотой его политических планов. Многие московские бояре одобряли призвание на русский трон польского принца Владислава, но видели в нем только главу независимой России. Андронов призывал завершить Смутное время иначе: ввести польскую армию для подавления казаков и холопов, восстановить гражданский мир чужими силами, признать русским царем польского короля Сигизмунда — но не принуждать его править из России, а передать рычаги управления в Варшаву. Независимое Московское государство в таком случае понижалось бы в статусе до автономии в составе Польши.

О боях 1612 года, помешавших этому случиться, в наши дни напоминает сооружение поблизости от Государственной Думы: Птичья башня . Это единственная сохранившаяся часть стен Китай-города, огораживавших в прошлом большой квартал рядом с Кремлем. Внутри полным хозяином чувствовал себя Андронов. Вместе с названным Пожарским «Ивашкой» Безобразовым они получили от поляков право устраивать облавы в купеческих и боярских домах в поисках золота и любых ценностей. Деньги должны были пойти на плату гарнизону, повышавшему свои расценки по мере роста рисков. Изыскивать недостающие средства, а заодно распоряжаться всеми финансами Кремля «назначил» Федора Андронова Сигизмунд III.

Золотая жила

Читайте также
Зачем они подожгли Москву? Ученые реконструировали положение поляков, осажденных в Кремле

Ловкость в обращении с деньгами, умение считать их в свою пользу, а при необходимости добывать из-под земли — черта Федора Андронова, позволившая ему сделать карьеру в Московском государстве еще до поляков. Родиной будущего коллаборанта был тверской Новый городок, где его отец, по выражению того времени «торговый мужик», зарабатывал продажей крупных партий лаптей. В юности Андронов сумел расширить родительский бизнес: он объезжал деревни и выкупал товар у скорняков, изготовителей кож для обуви. Дело шло в гору, а вот городок опустился во тьму: пережил пожар и не смог восстановиться, из-за чего сменил название на Погорелое городище.

Пусть и суевереные, люди XVI века не приняли дурное предзнаменование с родины Андронова в расчет. Переехавший в Москву купец получил место в Гостиной сотне — объединении крупнейших предпринимателей, заказчиком которых выступало государство. В столице он очень скоро проявил себя: предложил наладить сбыт сибирских мехов, которые казна получала в качестве дани. Идея пришлась ко двору сразу у двух царей — сначала у Бориса Годунова, а затем и у Лжедмитрия I. С последним у Андронова установились личные отношения. Оказавшийся на троне случайно самозванец дружелюбно относился к энергичным, но незнатным людям. Идея продажи мехов пришлась ему по душе: тем более что с поляками, которые помогли самозванцу взойти на престол, нужно было расплачиваться, и срочно.

Возможно, при дворе Лжедмитрия, прибывшего в Москву с польской женой и тестем, у Андронова возник интерес к Речи Посполитой — двуединому польско-литовскому государству, иногда в просторечии называвшемуся Польшей. Лжедмитрий обещал широкие реформы, включавшие заимствования у европейцев и особенно поляков. Андронов поддерживал это — не забывая про свою выгоду. Все это время он крал на торговле мех ами, что вскрылось сразу после свержения самозванца в 1606 году.

При дворе нового царя Василия Шуйского, представлявшего старое боярство, карьера неродовитому дельцу была заказана, поэтому, не дожидаясь завершения расследования, он бежал из столицы. Его путь лежал к успевшему появиться самозванцу Лжедмитрию II, в лагере которого Андронова немедленно приняли «с честью». Под его управление отдали казенный приказ — сбор податей с земель, признавших самозванца за законного царя.

Кто, говоришь, не настоящий?

Читайте также
Битва на Волге: почему татарские полки помогали Ивану Грозному брать Казань?

Авантюрист уверенно добивался успеха, но в то же время и земля дрожала у него под ногами. Новый Лжедмитрий, выдававший себя за спасшегося прежнего, не дотягивал до своей роли. Его презирали собственные военачальники, один из которых, Роман Рожинский, демонстративно запирал «царя» в покоях и бранил запрещенными церковью словами. Должность министра финансов в турбулентном правительстве предоставляла возможность открытого грабежа: подати в покорившихся городах можно было выбивать любыми способами. Но шансы вытеснить Шуйского из столицы с самого начала были низки, а Лжедмитрий еще и трусил. В 1609 году он сам покинул свой насиженный лагерь в Тушино и бежал в Калугу. Андронов поразмыслил — и решил, что с честью такой царь уже не вернется и умнее будет не следовать за ним.

Чутье диктовало Андронову новый поворот. На Западе в войну готовились вступить поляки, а их сила превосходила любых самозванцев. Изнуренный противостоянием с Лжедмитрием Шуйский обратился за помощью к шведам, упустив из виду, что те уже воюют с Речью Посполитой. В ее глазах неловкий шаг Шуйского давал повод к вторжению в Россию, которым поляки немедленно воспользовались. Но в пику союзу царя и шведов симметрично крепить дружбу с Лжедмитрием Сигизмунд отказался. Вместо этого он предложил «боярам» самозванца перейти на свою сторону, а самого Лжедмитрия устранить с политической шахматной доски.

Лагерь самозванца раскололся. Видя новую силу, многочисленные сподвижники Лжедмитрия стали переходить на польскую сторону, и среди первых — Андронов. С его участием был заключен договор с Сигизмундом, по которому тот обещал направить своего сына в Россию для занятия престола. Независимость Московского государства по соглашению подтверждалась. Оговаривалось, что польский принц, чтобы стать в будущем настоящим русским царем, примет православие.

Незнатный и все еще небогатый Андронов мог затеряться в пышном посольстве переходивших на сторону Польши бояр, если бы с самого начала не уловил тайное желание Сигизмунда. Вопреки всему, что говорилось русским, король не нуждался в дружественной России в орбите влияния своей страны. Его план заключался в том, чтобы присоединить Московию к Польше целиком.

В глазах родовитых бояр это не отличалось от предательства, но Андронов презирал чистоплюйство и благодаря этому оказался вне конкуренции: в глазах Сигизмунда сделался самым влиятельным и энергичным московитом, готовым отказаться от независимости своей родины. Такие люди, как этот финансист, были для Польши на вес золота.

Пан Андронов

Читайте также
Царь заносит посох: убивал ли Иван Грозный своего сына?

В решающие годы Смуты, начавшиеся с 1610-го, Андронов вошел с внушительной поддержкой за спиной — Сигизмунд III оказал ему неслыханную в сословном обществе милость: бывшего торгового мужика, которого стеснялись и презирали бояре, в публичной переписке позволил называть «возлюбленным другом короля польского». В конце августа того же года Андронов прибыл в Москву как посланник короля. В городе только что свергли Василия Шуйского и выбирали нового царя. Сигизмунд настаивал на своей кандидатуре, но Земский собор, спешно созванный боярами, придерживался уже заключенного соглашения. Царем был объявлен Владислав.

Андронов как доверенное лицо нового монарха получил назначение управлять государственными финансами. В его распоряжение передали государственную казну, включая драгоценности и короны Рюриковичей — из-за междуцарствия их попросту некому было носить.

После изгнания поляков из Москвы выяснилось, что все эти венцы, кроме шапки Мономаха, бесследно исчезли. Ходили слухи, что на реликвии покусился сам Андронов: якобы не то в Кремле, не то в Китай-городе до сих пор хранятся спрятанными «андроновские» клады — а среди них звенящая корона русских царей со свисавшими с нее пригоршнями монет, тихонько подрагивавшими, когда глава государства поворачивал голову, — корона, похожая на венцы византийских императоров.

Читайте также
Юрий Долгорукий основал Москву. Но каменные топоры и загадочные конусы были здесь до него

Увы, несмотря на дурную репутацию Андронова, молва о его кладах, скорее всего, недостоверна. По мере того как в Москву по просьбе бояр прибывали польские отряды, занявшие Кремль от имени Владислава, росло возмущение горожан их бесчинствами — а вместе с ним и ответные требования интервентов . В начале 1611 года город поднялся на восстание, которое тогдашний польский комендант Кремля Александр Гонсевский сумел потопить в крови. Оплатить свою работу он потребовал по-царски. Чем рискованнее становилось пребывание в Кремле, тем выше делались ставки. За месяц польские интервенты стали требовать столько же, сколько зарабатывали высшие должностные лица в Боярской думе за тот же срок.

Андронов, изыскивая средства, позволил переплавить царские сокровища — выбора у него не оставалось. Иногда их предварительно разламывали на части, выковыривая драгоценные камни, которые по одному раздавали интервентам в счет жалования. Но с наступлением голода в их глазах ювелирные изделия непоправимо упали в цене. Когда войска сначала Первого, а затем Второго ополчения Минина и Пожарского отрезали поляков в центре столицы, подвоз припасов прекратился. Интервенты искали выход из положения: драгоценности то и дело спускали со стен на веревках, обменивая у горожан на продовольствие, тем же путем затаскивавшееся за стены назад.

Андронов был из тех, кто до самого конца призывал поляков и литовцев не сдаваться. Его собственный политический вес даже во время осады не переставал расти. С осени 1611 года столицу покинул Михаил Салтыков — боярин-изменник, также претендовавший на милость поляков и выступавший как более родовитый конкурент Андронова. Благодаря его отъезду бывший тверской торговый мужик, объявленный «думным дворянином», смог расширить свои полномочия. В течение года с сентября 1611-го по 4 ноября 1612-го Федор Андронов оставался самым влиятельным гражданским лицом столицы, только выигрывавшим от того, что начальники гарнизона в Кремле постоянно менялись. В 1610-м место Жолкевского занял Гонсевский, а в 1612-м Струсь — и только Андронов в течение всего срока польской оккупации оставался там, где чувствовал себя увереннее всего: при казне.

4 ноября 1612 года после капитуляции польского гарнизона он покинул Кремль позже всех. Последнее слово одним из самых сумрачных героев Смутного времени еще не было сказано. Несмотря на неусыпный надзор, Андронов, сумевший где-то спрятать деньги, подкупил стражника, сбившего с него колодки, и бежал, но, ослабленный голодом, был пойман. Допросы с пристрастием о судьбе царских сокровищ затянулись более чем на год. Казнили изменника всероссийского в 1614 году.

Из истории орнитологической службы Московского Кремля

VVP_Kreml-9_pages_210-296-115.jpg

При раскопках в Тайницком саду на Подоле Московского Кремля был обнаружен клобучок. Постройка представляет собой впущенный в землю подклет размером 3,5 х 3,5 метра. Сооружение датируется концом XIV века. Детали снаряжения для соколиной охоты зафиксированы при раскопках впервые, хотя факты находок костей ловчих птиц известны. Найденный в Тайницком саду клобучок изготовлен из сафьяна (тонкая мягкая кожа из козьей шкуры растительного дубления). В настоящее время его цвет темно-коричневый, хотя изначально он, скорее всего, был цветным. Вообще для изготовления клобучков использовались различные материалы. Сохранилось описание парадных клобучков, выполненных из бархата и атласа и украшенных жемчугом и золотым шитьем. Обычные полевые клобучки делал мастер, состоявший при кречатне, тогда как парадные изготовлялись в Государевой мастеровой палате. Найденный клобук по размеру и форме подходит скорее для самца кречета (или самки балобана). Должик найден в заполнении постройки, датирующейся началом XIV века. Судя по небольшой ширине ремня, он применялся для работы сдербником или перепелятником.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-73.jpg

Необычность множества находок на Подоле Московского Кремля определяет высокий статус проживавших здесь домовладельцев и дополняет информацию о характере их занятий в те времена.

Охота с ловчими птицами известна с глубокой древности как царская потеха. Согласно преданиям, древнерусский князь Олег первым на Руси построил в Киеве соколий двор. А во времена правления Владимира Красное Солнышко (980-1015 годы)в былинном эпосе об Илье Муромце и о Чуриле Пленковиче имеются эпизоды, прямо связанные с соколиной охотой. Но первые законодательные акты, регламентирующие соколиную охоту, укрепляющие частную собственность на ловчих птиц и предусматривающие наказание высоким штрафом за кражу соколов, были изданы Ярославом Мудрым (годы правления 1019-1054). Тогдаже в Киеве в честь победы над печенегами был воздвигнут Софийский собор, внутреннее убранство которого украсили замечательные фрески, изображавшие сцены охоты с ловчими птицами. На одной из них ястреб-тетеревятник атакует зайца, на двух других изображены спокойно сидящие птицы. Великий князь Всеволод I, сын Ярослава Мудрого, имел охотничий Красный двор на берегу Днепра, один из участков которого носил название Соколиный Рог. Примеры традиционного явления искусства соколиной охоты встречаются и на страницах летописей — «И избиша Оугры в мяч, тако сокол галиц забивает» (Ипатьевская летопись) и в «Поучении» Владимира Мономаха, где упоминаются «соколы и ястребы» (Лаврентьевская летопись).

Умением ухаживать за ловчими птицами гордился Владимир Мономах (1053-1125), внук Ярослава Мудрого: «…и в ловчи наряд сам держал и. в соколах в яс- требях тоже.». И позже многие летописные свидетельства возвращаются к упоминанию соколиной охоты как важной черты быта русских князей. Охоту любили и князь Святослав Северский, и его сын Игорь, совершивший неудачный поход на половцев в 1185 году. С красочного описания соколиной охоты начинается «Слово о полку Игореве» «…тогда пущаеть десять соколов на стаю лебедей.» Летопись утверждает, что, будучи в плену, князь не изменил своей привязанности и охотился с ястребами: «Половцы волю ему даяхуть, где хочет, ту ездяшеть и ястребом ловяшеть».

В древнем литературном памятнике «Задонщина» содержится множество поэтических сравнений на тему соколиной охоты: «А уже соколы и кречеты и Белозерские ястребы рвахуся от златых колодиц из камена града Москвы обрываху шелковые опутины, возгремяша злаченые колоколы на быстром Дону, хотят ударить на многие стада гусиные и лебединые.».

Многочисленные изображения ловчих птиц и охоты с ними можно видеть на рогатине тверского князя Бориса Александровича и миниатюрах Лицевого летописного свода.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-77.jpg

Птичья охота московских князей упоминается во времена княжения Симеона Гордого и Дмитрия Донского (Собрание Государственных грамот и договоров): «В том же приказе ведомо царская летняя потеха, птицы кречеты, соколы, ястребы, челики и иные; а бывает теми птицами потеха на лебеди, гуси, на утки, нажеравли, и нам иные птицы, и на зайцы и учинен для этого под Москвою потешный двор; для тое ж потехи и для учения учинены соколники со 100 человек, и на том дворе летом и зимою бывает птиц беспрестанно. а будет у царя всяких потешных птиц болши 3000, и корм и мясо говяжье и боранье, идет тем птицам с царского двора; да для ловли и учения тех же птиц на Москве и в городех и в Сибири учинены кречетники и помощники, болши 100 человек, люди пожалованные ж ; а ловят тех птиц, под Москвою и в городех и в Сибири, над озерами и надболшими реками на берегах и по пескам, голубями и сетми, и наловя тех птиц привозят к Москве болши 200 на год; и посылаются те птицы в Персию с послы и куды лучится, и Перситцкой шах те птицы от царя принимает за великие подарки, и ставит ценою те птицы рублев по 100 и по 200 и по 500 и по 1000 и болши, смотря по птице; да и на корм тем птицим и для ловли емлют они кречетники и помошники голуби, во всем Московском государстве, у кого б ни были и имав привозят к Москве тем голубям устроен двор же, и будет тех голубей болши 100 000 гнезд, а корм ржаные и пшеничные высевки идут с Житенного двора» (из собрания писем царя Алексея Михайловича).

Наша находка, датирующаяся концом XIV века, относится ко времени правления Великого князя Владимирского и Московского Василия Дмитриевича (1389-1425 годы), что подтверждает непрерывное развитие соколиной охоты при дворе великих князей.

При Иване Грозном царские сокольники населяли под Новинским целую слободу. С именем грозного царя связано народное предание о возникновении в Напрудной слободе сохранившегося доныне храма во имя св. Трифона Чудотворца. Легенда связывает строительство храма с чудесным спасением св. Трифоном царского сокольничего Трифона Патрикеева, который упустил царского сокола и должен был найти его за три дня, в противном случае его ожидала лютая казнь. Патрикеев пришел к «великому пруду» и истово молился своему небесному покровителю, который явился ему во сне на белом коне с соколом в руке и помог найти пропавшую птицу. В честь этого события Патрикеев построил на этом месте храм в честь св. Трифона. (Князь Иван Юрьевич Патрикеев — реальная личность, игравшая видную роль при дворе, но не Ивана Грозного, а его деда Ивана III. На печати Патрикеева изображался всадник с соколом на руке. Этот же образ запечатлен на фреске конца XVI—XVII веков, расположенной на алтарной апсиде Трифоновской церкви, а также на иконах с изображением этого святого. По византийской же традиции, малоазийский святой, живший в III столетии, изображался в полный рост с крестом в руке.)

VVP_Kreml-9_pages_210-296-86.jpg

Любовь к охоте с ловчими птицами была присуща не только русским князьям. И на Западе, и на Востоке кипели не меньшие страсти, и охотничий азарт захватывал сердца сильных мира сего. Обладая обширными территориями, на которых распространялись ареалы обитания ценных для лова хищных птиц, московские правители успешно использовали кречетов, соколов и других в качестве дипломатического оружия при установлении связей и контактов с чужеземными странами. Известны упоминания «поминками» — нечто вроде дани или взятки, отправки ловчих птиц в Орду. В 1468 году русский землепроходец Афанасий Никитин писал в своей книге об Индии: «Яз ждал Новегороде две недели посла татарского Ширваншина Асанбекова, а ехал с кречеты от великого князя Ивана, а кречетов у него 90». В 1491 году при заключении мира Иваном III с крымским ханом Менгли-Гиреем в договор был включен пункт о поставках русскими кречетов в ханскую со- кольню. В 1504 году Иван III послал восемь кречетов своей дочери Елене, которая была замужем за великим князем литовским Александром. В том же году шесть кречетов передано австрийскому императору Максимилиану. При посещении Иваном III Новгорода в 1476 году новгородцы преподнесли ему среди про- чихдаров (золото, серебро, вина, заграничное сукно и кони) семь кречетов и одного сапсана. Известно, что Василий III посылал кречетов в Крым хану Саик-Гирею. При Иване Грозном ловчих птиц посылали в Англию в подарок Елизавете. На просьбу же польского короля Стефана Батория о посылке ему белых кречетов Грозный ответил отказом: «были прежде у меня кречеты добрые, да поизвились. ».

Усиление дипломатической деятельности повышало спрос на драгоценных кречетов и сапсанов. Регулярно посылались ловчие птицы в Турцию, Персию, Крым, реже — в Англию, Польшу, Данию, Грузию, «в степь» (хивинскому хану, бухарскому эмиру, калмыцкомухану). Чаще вдар направлялись по двадцать кречетов и пять ястребов, в полном наряде, в дорогой амуниции в сопровождении особого торжественного посольства. Среди кречетов должно быть несколько белых и еще так называемый честник — самка белого кречета в наряде, украшенном золотым шитьем и драгоценными камнями. Привозимые из Москвы кречеты считались лучшими и ценились необычайно высоко. Интересно, что если какая-нибудь птица в пути погибала, то посольство передавало голову и крылья погибшей.

Посылка таких ценных даров способствовала решению сложных и щекотливых вопросов в международной политике. Можно только догадываться, скольких конфликтов и войн помогли избежать эти совершенные творения природы, однажды поднятые человеком на перчатку.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-93.jpg

История соколиной охоты в Москве имеет многовековую традицию. Дошедшие до наших времен археологические находки — древние рукописные памятники, элементы амуниции сокольника, фрески, монеты и т.п. — свидетельствуют о том, что охота с ловчими птицами была обычным делом. И по-прежнему ловчим птицам отводилась особая миссия — дипломатического подарка, от красоты и качества которого зависели иногда судьбы целых государств и народов.

Первые Романовы значительно изменили саму организацию соколиной охоты в рамках общегосударственной системы. При Михаиле Федоровиче вся царская охота состояла в ведении Конюшенного приказа. Она подразделялась на птичью, которой управлял сокольничий думный дворянин Гаврила Пушкин, и зверовую, во главе которой стоял ловчий Московского пути. В 1620 году обе эти части были объединены и поставлены под начало ловчего Московского пути. С 1655 года им становится Афанасий Матюшкин, друг и единомышленник, двоюродный брат Алексея Михайловича. Помощником и ближайшим соратником Матюшкина был боярин Василий Голохватов.

Настоящий расцвет соколиной охоты наступает на Руси при Алексее Михайловиче. Царь, познавший с детства искусство соколиной охоты (из расходных книг, хранящихся в Оружейной палате, видно, что, когда он был еще мальчиком, ему часто покупали ловчих и потешных птиц) под руководством своего «дядьки» (воспитателя), боярина Морозова, искренне любил «потеху» с ловчими птицами. Боярин Морозов, устраивая нечто вроде состязаний, в которых показывали свое искусство русские и иноземные сокольники, приглашенные из голштинского посольства.

На протяжении всего тридцатилетнего царствования жизнь Алексея Михайловича была тесно связана с соколиной охотой, и никакие события не могли надолго отлучить царя от этой «потехи». Охотясь с ловчей птицей, царь зорко подмечал отличительные черты и приемы охоты каждого сокола — сколько ставок делает, какой верх берет. Лучше всего царя характеризует его же собственное выражение «охотник достоверный», т.е. истый, заклятый.

В это время соколиная охота находилась в ведении приказа Тайных дел. Ловчие птицы составляли «государеву заповедь», и продавать их частным лицам запрещалось. Тем не менее некоторые бояре держали собственную соколиную охоту, и царь в случае особой милости жаловал их лучшими птицами из своей кречатни.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-95.jpg

Смерть царя Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим, положила конец блестящему периоду развития царской охоты. Молодой царь Федор Алексеевич не унаследовал от своего отца любви к соколиной потехе. Оконнательный ее упадок наступает при Петре Великом. Начало правления молодого Петра обозначилось сокрушением прежних основ, часть кремлевских стрельцов была казнена, а другие, содержавшиеся на Преображенском сокольничем дворе, были записаны в потешный полк.

Снова о соколах вспомнили уже в XX веке, когда в 1918 году советское правительство переехало из Петрограда в Москву. Высшие органы советской власти расположились в Московском Кремле. Там же проживали многие ответственные партийные и советские работники.

Вообще к 1918 году Московский Кремль был густо населен гражданами новой Советской Республики, по данным тех лет, на его территории проживало более 2000 человек. Жилые помещения располагались и в Константино-Еленинской башне, и даже на самой колокольне Ивана Великого. Проблемы с вывозом мусора, отсутствие должных систем канализации привлекали к Кремлю стаи всеядных синантропных птиц, ярчайшим представителем которых является серая ворона. Латышские стрелки, которые в то время охраняли правительство, начали отстрел назойливых пернатых. Трудно сейчас сказать, вызвано это было попыткой оздоровить экологическую обстановку в Кремле или вороны явились тренировочным элементом латышских стрелков, но отстрел ворон стал носить регулярный характер. В.И. Ульянов (Ленин), тем не менее, счел неуместной стрельбу, которая беспокоила высокопоставленных жильцов Московского Кремля, и отстрелы ворон прекратились. Субботники по расчистке мусора, выселение граждан, не являющихся членами правительства, и их семей, безусловно, в некоторой степени сняли проблему доминанты серой вороны на территории Кремля. Однако поведение пернатой разбойницы заставило руководителей комендатуры охраны Московского Кремля вернуться к вопросу о регулировании численности данного вида. Из личного состава комендатуры были выделены сотрудники, так называемые галкогоны, которые распугивали ворон, поднимаясь на крыши зданий, уничтожали гнезда. Но предпринимаемые меры носили авральный характер и в целом не могли повлиять на неблагоприятно развивающуюся ситуацию.

Не имея естественных врагов в черте города, при наличии обширной кормовой базы и мест для гнездования, серая ворона в буквальном смысле захватила сады и скверы Московского Кремля. Концентрация большими стаями, всеядность, в том числе поедание падали, посещение свалок, расклев ослабленных животных, разорение гнезд других видов птиц явилось серьезной проблемой. Существенные повреждения претерпевали и архитектурно-исторические памятники ансамбля, а также насаждения садово-паркового ландшафта.

Со временем популяция серой вороны в пределах магаполиса существенно возросла. В связи с этим появилась острая необходимость в регулировании численности данного вида на территории архитектурно-исторического комплекса Московского Кремля, также являющейся официальной резиденцией президента Российской Федерации. В 1983 году в Московском Кремле была создана орнитологическая группа. Хотя, безусловно, была отдана дань национальному искусству, но в данном случае использование для борьбы с серой вороной ее естественного биологического врага — ловчей птицы — явилось тем рациональным решением, приведшим к положительному результату.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-99.jpg

Группой был разработан комплекс мероприятий для оздоровления экологической обстановки. Ежедневные тренировочные полеты, напуски на пасущихся ворон ястребов-тетеревятников, приученных вылетать из окна автомобиля, использование репеллентных сигналов и биоловушек, ограниченный отстрел в периоды миграционных перелетов создали необходимый фактор беспокойства, который способствовал сокращению численности серой вороны на территории Московского Кремля.

Регулярность и сочетание различных способов контроля над популяцией позволяет в значительной степени сдерживать численный рост количества особей серой вороны, гнездящихся вблизи Московского Кремля и посещающих его территорию во время суточных и сезонных перелетов.

Комплексный подход принес свои плоды — на настоящий момент поют певчие птицы, цветут розы и тюльпаны. Фонтаны с прозрачной водой, золото куполов радуют посетителей Московского Кремля. В сердце мегаполиса на площади 27,5 га созданы условия для уникальной концентрации орнитофауны: гнездятся и выводят потомство ушастые совы (Asio otus), ястреб-перепелятник (Accipiter nisus), черные скворцы (Sturnus vulgaris), зяблики (Fringilla coelebs), зарянки (Erithacus rubecula), зеленушки (Chloris chloris), соловьи (Luscinia luscinia), дрозды-рябинники (Turdus pilaris), большой пестрый дятел (Dendrocopos major), поползень (Sitta europaea), белые трясогузки (Motacilla alba), большая синица (Parus major), кряквы (Anas platyrhynchos) и многие другие. В периоды миграции частые гости кремлевских садов и скверов вальдшнепы (Scolopax rusticola), свиристели (Bombycilla garrulus), снегири (Pyrrhula pyrrhula).

Кроме того, с наступлением теплого периода, каждую субботу месяца сотрудники орнитологической службы участвуют в церемониальных разводах на Соборной площади Московского Кремля. В парадном облачении с ловчей птицей на перчатке они привлекают к себе восторженные взгляды москвичей и гостей столицы как свидетельство преемственности традиции великой истории нашей страны.

ПОЧЕМУ СЕРАЯ ВОРОНА СОЗДАЕТ СТОЛЬКО ПРОБЛЕМ МОСКОВСКОМУ КРЕМЛЮ

Вначале нужно отметить, что многолетнюю войну с серой вороной ведут аэропорты, администрации архитектурно-исторических памятников и кладбищенских мемориалов, охотоведческие хозяйства, заказники, заповедники и многие другие организации по всему миру. И все же пока человек остается в проигрыше, какими бы способами ни пытался повлиять на развитие орнитологической обстановки вокруг освоенных им территорий. Серая ворона является тем самым побочным эффектом урбанизации, преследующим человечество на протяжении уже нескольких веков. Напуск соколов на «чернь» во времена Алексея Михайловича считалась неотъемлемой частью охоты (репродукции картин Лебедева, испытание соколов в Преображенском и Семеновском). В эпосе большинства народов вороны служат недобрым знамением и сопровождают трагические описания битв и моров. Никогда не ставился вопрос об уничтожении данного вида, но сокращение его всегда являлось симптомом выздоровления экологии и как следствие рационального и духовного развития общества в целом.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-105.jpg

Серая ворона — уникальное творение природы. Она универсальный потребитель, все годится ей в корм: от молодых побегов растений до ослабленных собратьев. Войны, разруха в прошлом и непродуманная деятельность по утилизации отходов, проблемы экологии и природоохраны сегодня провоцируют рост популяции серой вороны, попутно вытесняющей другие виды птиц. Естественным врагом серой вороны в природе являются дневные хищные птицы — соколы и ястребы-тетеревятники, а также, в меньшей степени, некоторые виды сов, неясыти и филины. Освоение земель под сельскохозяйственные угодья, применение пестицидов, незаконный отлов ценных видов для перепродажи любителям соколиной охоты за рубеж, а еще в недалеком прошлом отстрел хищных птиц как вредителей в охотничьих хозяйствах в значительной степени сократило их численность, некоторые виды соколов оказались на грани исчезновения в местах природного ареала. Таким образом, серая ворона получила практически полное господство над воздушным пространством городов и крупных населенных пунктов. Соседство с человеком ее нисколько не пугает. Благодаря природной сообразительности, способности к обучению и относительному долгожительству (документально зафиксированный срок жизни серой вороны составляет 20 лет) серая ворона стала неотъемлемым спутником, паразитирующим на пороках человеческой цивилизации. Большое количество свалок с пищевыми отходами, наличие деревьев как мест для гнездования, относительно смягченные зимы из-за множества теплотрасс и прочих экзотермических источников, отсутствие природных регуляторов численности сконцентрировало колоссальное поголовье серой вороны вблизи обитания человека.

Нерегулируемая естественным образом популяция в конечном итоге культивирует в себе большое количество патогенной микрофлоры. Обладая собственной высокоустойчивой иммунной системой (как большинство падальщиков, мало подвержены вирусным заболеваниям), серая ворона служит переносчиком инфекционных и инвазионных заболеваний.

Будучи весьма агрессивной, серая ворона наносит серьезный урон другим видам, находящимся в ее досягаемости: разоряет гнезда, выедает птенцов, группируясь, разгоняет взрослых птиц, даже более крупных, чем она сама (нам не раз доводилось фиксировать последствия трагических столкновений с серой вороной ушастых сов, вальдшнепов, грачей и т.д.). И если в садах и скверах речь идет о сокращении певчих насекомоядных птиц, являющихся естественной защитой зеленых насаждений, то в охотничьих хозяйствах это вытеснение из угодий боровой и водоплавающей дичи (полевая избегает печальной участи в силу того, что отсутствие деревьев не привлекает ворон к данному ландшафту).

VVP_Kreml-9_pages_210-296-111.jpg

Памятники архитектуры страдают от вандализма серой вороны с той положительной корреляцией: чем дороже и ярче декор, тем более здание привлекает ворон и тем больший урон они ему наносят. Скатывание является частью ритуального брачного танца у некоторых видов врановых, и если для ворона склоном служит естественный рельеф местности, то ворона использует золоченые купола храмов и декорированные фронтоны зданий. Царапины, едкий помет вызывают преждевременную коррозию и сокращают реставрационный шаг обслуживания исторических памятников архитектуры и зодчества, а также повышают амортизационный износ новостроя.

Серые вороны с удовольствием пасутся на молодых высевах и зачастую после таких нашествий работникам благоустройства приходится заново подновлять рассаду на декоративных клумбах.

И, наконец, не столь значительное, но тем не менее досадное поведение серых ворон также побуждает к принятию мер по регулированию их численности в населенных пунктах. В период вылета из гнезд «слетков» объектом нападения может стать человек. Ежегодно в средствах массовой информации из раздела «происшествий в городе» сообщается о подобных фактах. В силу достаточно высокой нервной организации и стайности поведение серых ворон часто носит игровой характер, при этом человек, домашние и дикие животные, различное оборудование могут претерпевать ощутимый ущерб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *